13 марта помощник директора НАСА по исследовательским полетам и операциям Дуглас Ловерро принял участие в заседании научного комитета Консультативного совета НАСА. Он рассказал об изменениях в лунной пилотируемой программе и ответил на вопросы журналистов.

Почти год назад, 26 марта 2019 года Белый дом призвал НАСА вернуться на Луну в сжатые сроки: новая высадка астронавтов на поверхность спутника Земли должна состояться до конца 2024 года. В честь сестры древнегреческого бога Аполлона новая лунная программа получила имя «Артемида». В течение 2019 года НАСА составило предварительный план того, как это произойдет, и начало распределять контракты на создание необходимой техники.

Сейчас в распоряжении НАСА есть почти готовые ракета-носитель SLS Block 1, способная отправить 26 т на отлетную траекторию к Луне, и пилотируемый корабль для полетов в дальний космос «Орион» (Orion). Его масса в заправленном состоянии составляет около 21 т. Две миссии в рамках летных испытаний этой системы, запланированные на 2021 и 2023 годы, были переименованы из «Исследовательских миссий» (Exploration Mission, EM-1 и EM-2) в миссии «Артемида-1» и «Артемида-2». В первом случае корабль должен будет посетить орбиту Луны без людей на борту, во втором – с астронавтами, повторив экспедицию «Аполлон-8».

До 2019 года лунная программа НАСА включала необязательную высадку на Луну в 2028 году, но строилась вокруг окололунной орбитальной станции Gateway («Ворота»). На этой станции астронавты должны были научиться жить в дальнем космосе перед тем, как в 2040-х годах состоится экспедиция на Марс. В 2019 году план постройки станции Gateway был в значительной мере пересмотрен и разделен на два этапа: на первом этапе НАСА решило создать маленькую национальную станцию, состоящую из двигательно-энергетического (Maxar Technologies) и жилого/шлюзового (Northrop Grumman) модулей. После 2024 года станция должна была расшириться за счет модулей от иностранных партнеров НАСА. В то же время, в отличие от МКС, Gateway сохранит статус национальной американской станции, т. е. международное сотрудничество будет строиться по принципам американского сегмента МКС.

Пересмотру подверглась не только орбитальная станция, но и схема полета на Луну. Раньше НАСА рассчитывало использовать перезаправляемый межорбитальный буксир, курсирующей между Gateway и низкой круговой орбитой Луны, и взлетно-посадочный аппарат с многоразовой взлетной ступенью, дозаправляемый на станции Gateway. Создание многоразовой инфраструктуры пришлось отложить на второй этап программы. Осенью 2019 года НАСА начало прием заявок на создание посадочных аппаратов. Конкурентами стали предложение Boeing и заявка Blue Origin, сделанная в союзе с Lockheed Martin, Northrop Grumman и Draper. Если заявка Blue Origin укладывалась в требования НАСА, то Boeing предлагал изменить программу и отказаться от проведения стыковок со станцией Gateway на пути к Луне. Для таких полетов потребуется использовать модернизированную ракету SLS Block 1B, разработкой которой также занимается Boeing.

Экспедиция на поверхность спутника Земли по версии Boeing выглядит следующим образом. Первая ракета-носитель SLS доставляет на орбиту Луны пилотируемый корабль «Орион» с астронавтами. Вторым запуском SLS туда же доставляется лунный взлетно-посадочный аппарат, который может состыковаться напрямую с «Орионом». Экипаж переходит в лунный посадочный аппарат, летит в нем на Луну и возвращается обратно, переходит в «Орион» и летит на Землю.

24 января планы НАСА попытался скорректировать и Конгресс США. Комитет по науке, космосу и технологиям Палаты представителей Конгресса потребовал от НАСА радикально сократить лунную программу и сделать приоритетом полет на Марс, отказавшись, в частности, от использования станции Gateway в качестве перевалочного пункта при полетах на поверхность Луны. Законопроект предписывает использовать ракету SLS Block 1B и запускаемый на ней интегрированный взлетно-посадочный аппарат, как это и предложила компания Boeing.

На заседании Консультативного совета в пятницу Ловерро подчеркнул, что НАСА считает своим приоритетом соблюдение сроков программы «Артемида», и все элементы программы, представляющие угрозу высадке на Луну в 2024 году, по возможности будут вычеркнуты. К этим элементам он отнес и станцию Gateway. В частности, Ловерро усомнился, что первый двигательно-энергетический модуль станции будет готов к запуску в срок, т. е. в 2022 году.

Ловерро заверил собравшихся, что НАСА не отказывается от проекта окололунной станции, а всего лишь исключает ее из инфраструктуры, которая будет использоваться в первых полетах на Луну. Однако это решение неизбежно приведет к очередному пересмотру архитектуры станции. Она будет упрощена с целью снижения расходов на постройку. Официально НАСА 16 марта уведомит об изменении планов иностранных партнеров, согласившихся участвовать в проекте Gateway.

Таким образом, для первого этапа лунной программы НАСА потребуется создать новую верхнюю ступень для ракеты-носителя SLS и одноразовый взлетно-посадочный аппарат. На втором этапе будет использоваться станция Gateway в качестве перевалочного и заправочного пункта, многоразовый межорбитальный лунный буксир и новый лунный корабль с многоразовой взлетной ступенью.

До 2019 года американская лунная программа не была глубоко проработана, но предполагала создание инфраструктуры для устойчивой и планомерной работы в окололунном пространстве. Разделение программы на два этапа ввело в программу политические риски и увеличило ее общую стоимость. А нынешний отказ от использования Gateway полностью разрывает связь между двумя этапами. По сути, НАСА теперь предстоит создать две инфраструктуры для полетов на Луну: сначала простую, а после 2024 года – сложную. Возникает существенная угроза того, что после первой высадки астронавтов Белый дом или парламент не захотят финансировать второй этап лунной программы.

Вряд ли будут довольны и партнеры НАСА по программе Gateway, которые будут вынуждены подстраиваться под изменившиеся в который раз планы американского космического агентства.

Космическая лента

Обсудить

 

Запуск российско-европейской миссии «Экзомарс» второго этапа не состоится в июле 2020 года. Об этом сообщил сегодня глава Европейского космического агентства Ян Вернер на специальной пресс-конференции. Согласно обновленному расписанию, космический аппарат отправится к Марсу в 2022 года.

Выполнение первого этапа миссии «Экзомарс» началось весной 2016 года с запуском к Марсу спутника TGO (Trace Gas Orbiter) и экспериментальной посадочной платформы «Скиапарелли». К сожалению, платформа была потеряна в ходе посадки, но TGO успешно работает на орбите Марта с конца 2016 года. За разработку спутника и «Скиапарелли» отвечало ЕКА.

На втором этапе миссии, который ранее должен был начаться в 2018 году, к Марсу будет запущен тяжелый марсоход с буровой установкой. Межпланетный перелетный модуль и марсоход «Розалинд Франклин», названный в честь одной из первооткрывательниц ДНК, разрабатываются в Европе. Разработкой посадочной платформы занималось подмосковное НПО им. Лавочкина. И на посадочной платформе, и на марсоходе будут находиться научные приборы как от ЕКА, так и от Роскосмоса.

Десантный модуль не в полной мере является российской разработкой. За парашютную систему, бортовой компьютер и программное обеспечение для него отвечает европейская сторона.

В 2019 году миссия «Экзомарс» столкнулась сразу с несколькими проблемами. Испытания парашютов два раза подряд окончились неудачно. Позднее к разработке системы подключили Лабораторию реактивного движения НАСА. Следующие испытания парашютов должны пройти в апреле 2020 года, и особых опасений у команды они сейчас не вызывают.

Помимо этого, у марсохода «Розалинд Франклин» были обнаружены проблемы с солнечными панелями. Для их исправления его необходимо вернуть в испытательный комплекс Tales Alenia Space в итальянском Турине. Наконец, основной причиной переноса стали проблемы с авионикой десантного модуля. Ее пришлось вернуть производителю для замены. Европейские специалисты не успевают завершить тестирование компьютера и нового программного обеспечения до июля 2020 года.

Запуск в 2022 году состоится с августа по октябрь 2022 года. Следующее «окно» для перелета к Марсу будет гораздо менее удобным, чем окно 2020 года. На соседнюю планету «Экзомарс» доберется в апреле или июле 2023 года. Для запуска будет использована та же ракета-носитель «Протон-М», которая готовилась для запуска в текущем году.

Ссылка: esa.int

Обсудить

10 марта офис Главного инспектора НАСА опубликовал очередной отчет о программе разработки ракеты SLS. SLS – сверхтяжелая ракета-носитель, которую с 2011 года разрабатывает компания Boeing по заказу НАСА. В своей первой модификации она будет выводить 70 т полезной нагрузки на низкую орбиту Земли или до 26 т на отлетную траекторию к Луне (на орбиту с апогеем, превышающим радиус орбиты Луны). SLS будет использоваться совместно с новым пилотируемым кораблем «Орион» (Orion), который разрабатывается с 2006 года.

В 2010 году, когда SLS/Orion была предложена НАСА, предполагалось, что их первая миссия – полет «Ориона» в беспилотном режиме вокруг Луны – состоится в 2016 году, и спустя два года миссия повторится в пилотируемом варианте. К моменту утверждения программы в 2011 году график был скорректирован, и первая миссия сдвинулась на 2017 год. В дальнейшем она регулярно сдвигалась и сейчас ожидается в середине 2021 года.

Согласно новому отчету, по состоянию на декабрь 2019 года на программу SLS было выделено $14,8 млрд, и эта сумма должна вырасти до $17,4 млрд к моменту первого полета. В эту сумму помимо расходов на миссию «Артемида-1» включена подготовка ко второму и третьему полетам, а также постройка новых двигателей RS-25 (на первой ракете SLS использованы двигатели, снятые с шаттлов).

Приведенный расчет основан на устаревших, хотя еще не отмененных официально планах НАСА, предполагающих, что ракета отправится в первый полет в ноябре 2020 года. При переносе старта на весну 2021 года расходы увеличиваются до $18,3 млрд.

Если пилотируемая миссия «Артемида-2» состоится в 2023 году, к этому времени стоимость программы SLS возрастет до $22,8 млрд. Расходы на разработку и эксплуатацию пилотируемых кораблей «Орион» к этому же сроку, согласно оценке Счетной палаты США, составят $11,2 млрд.

Ссылка: spaceflightnow.com

Обсудить

 

Американский научно-исследовательский аппарат OSIRIS-REx был запущен в сентябре 2016 года. Он достиг астероида Бенну в начале декабря 2018 года и вышел на его орбиту 31 декабря. Основная цель миссии – отбор и возврат образца грунта с поверхности астероида на Землю. Подробное описание целей миссии и космического аппарата можно найти здесь.

Предварительное исследование астероида Бенну, сделанное на Земле по радарной съемке, показало, что на его поверхности должны присутствовать относительно ровные площадки, удобные для посадки. Согласно утвержденной схеме посадки, при сближении с астероидом OSIRIS-REx должен использовать лидар, для точной работы которого необходима достаточно «чистая» поверхность. Требования к посадочной площадке включали размер ровной, свободной от обломков поверхности в 50 метров.

Однако после сближения с Бенну космический аппарат обнаружил, что вся поверхность астероида покрыта крупными булыжниками. Размер ровных площадок на нем не превышает 16 м. Перед научной командой была поставлена задача найти такие места, где размер камней не превышал бы 2,5 см в диаметре – объекты такого размера может поглотить грунтозаборное устройство аппарата OSIRIS-REx.

За прошлый год OSIRIS-REx полностью заснял поверхность астероида Бенну, чтобы выбрать место для посадки космического аппарата. Ученые остановили выбор на двух площадках – Nightingale («Соловей») и Osprey («Скопа»). «Соловей» – основная площадка, это северный участок, расположенный в 56 градусах с. ш. На нем выделено несколько перспективных областей для отбора проб. Они находятся на дне небольшого кратера, который, в свою очередь, расположен в более крупном кратере диаметром 140 м. Площадка содержит мелкозернистый материал. Здесь материал на поверхности имеет низкое альбедо, температура поверхности низкая. «Скопа» также расположена в небольшом кратере диаметром 20 м на 11 градусах с. ш. На ней присутствуют породы разнообразного состава, в спектре выделены следы богатых углеродом минералов.

С учетом особенностей строения поверхности Бенну ученые предложили новую схему посадки, основанную на методе отслеживания естественных объектов на поверхности астероида. В начале 2020 года OSIRIS-REx выполнил рекогносцировочные пролеты над обеими площадками на высоте 625 м. Площадки были засняты с различных сторон и при различном освещении, что позволило построить их подробные трехмерные модели.

Ученые разметили элементы рельефа на полученных снимках обеих посадочных площадок. Размеченные данные будут загружены в космический аппарат. В ходе сближения с астероидом он будет проводить съемку поверхности и в реальном времени корректировать точку посадки в зависимости от положения этих ориентиров. Отдельно были отмечены опасные участки рельефа, такие как крупные камни ли наклонные поверхности. Если космический аппарат окажется в угрожающей близости от них, он прервет программу и вернется на безопасную высоту.

Предварительные испытания новой схемы посадки были проведены в конце 2019 года. OSIRIS-REx проведет репетицию посадки на Бенну в апреле. Повторная тренировочная посадка состоится в июне, а отбор образца грунта запланирован на конец августа 2020 года. Космический аппарат покинет астероид в 2021 году и вернется на Землю в 2023.

Ссылка: nasa.gov

Обсудить

 

Axiom Space – компания, планирующая при поддержке НАСА пристроить к Международной космической станции частный сегмент – объявила о заключении сделки со SpaceX. Согласно условиям контракта, во второй половине 2021 года корабль SpaceX Dragon 2 доставит на МКС одного профессионального астронавта, подготовленного Axiom, и трех космических туристов. Они проведут на станции не менее восьми суток. Axiom рассчитывает сделать такие полеты регулярными.

Американский марсоход миссии «Марс-2020» получил название Perseverance («Настоячивость», читается как «пёсэви'эренс»). Запуск назначен на 17 июля 2020 года. Вместе с марсоходом на Марс будет впервые в истории доставлен мини-вертолет. Из других интересных инструментов можно отметить радар для изучения подповерхностного строения планеты и эксперимент по производству кислорода из углекислого газа – основного компонента марсианской атмосферы. Perseverance построен на той же платформе, что и работающий с 2012 года марсоход Curiosity.

Компания Stratolaunch, свернувшая свою деятельность после того, как ее основатель Пол Аллен умер от рака, объявила о намерении возобновить полеты в сентябре. Stratolaunch разрабатывает ракету-носитель с воздушным стартом с большого двухфюзеляжного самолета.

Ссылка: link

Обсудить


Фото: Matt Hartman

В 2016 году в российскую космическую отрасль пришла группа компаний S7, которая выкупила у РКК «Энергия» корабли проекта «Морской старт»/Sea Launch. Два судна «Морского старта» были предназначены для пусков украинских ракет «Зенит» с районов вблизи экватора. Они не использовались с 2014 года из-за финансовых проблем и остановки производства «Зенитов» украинским ПО «Южмаш».

Считается, что S7 заплатила за стартовую платформу Odyssey и сборочно-командное судно Sea Launch Commander более $160 млн. При этом РКК «Энергия» осталась должна Boeing –миноритарному совладельцу проекта – около $300 млн в счет накопленных долгов компании Sea Launch. Решить проблему удалось с привлечением Роскосмоса и НАСА. Роскосмос, который заказывает у РКК «Энергия» корабли «Союз-МС» для доставки космонавтов на МКС, сократил экипаж российского сегмента станции. Число заказанных кораблей не уменьшилось, но на них образовалось пять свободных мест. «Энергия» отдала эти места американской компании в счет долга, а та, в свою очередь, перепродала их НАСА.

Покупка морского космодрома с самого начала не выглядела удачной инвестицией. В первые годы своего существования компания S7 Space – космическое подразделение группы S7 – предполагала восстановить производство ракет «Зенит», прекращенное из-за конфликта России и Украины. S7 надеялась конкурировать со SpaceX и Arianespace, предлагая оперативные запуски на уже готовых ракетах-носителях «со склада». Однако Sea Launch даже в лучшие годы не был финансово привлекательным проектом. По разным оценкам, для выхода на безубыточность ему необходимо производить 4-6 пусков в год, но он достигал такой загрузки только в исключительно удачные годы. Кроме того, «Зенит» оказался не слишком надежной и не слишком дешевой ракетой. Основные долги Sea Launch были накоплены из-за ремонта платформы, разрушенной в результате аварии «Зенита».

Попытки возобновить производство «Зенитов» окончились неудачно. В 2018 году гендиректор S7 Space Сергей Сопов сказал: «Мы под гарантии Роскосмоса купили «Морской старт» за $150 млн и платим по $20 млн за стоянку судов и содержание наземной инфраструктуры в американском порту Лонг-Бич, сняв эту нагрузку с государства. (…) На основании полученных гарантий мы заключили контракт с заводом «Южмаш», оплатили ему изготовление нескольких ракет «Зенит», но завод ничего не может производить, потому что российские предприятия не получили разрешение правительства на поставку своих комплектующих на Украину. В текущих условиях получается, что нас, по сути, затащили в проект и кинули».

Отчаявшись добиться возобновления производства «Зенитов», S7 Space попыталась договориться с Роскосмосом об использовании новой ракеты «Союз-5» на «Морском старте», но носитель не подошел S7 из-за неконкурентоспособной цены. Согласно последним заявлениям представителей компании, она рассматривает возможность создания собственной ракеты «Союз-7» на базе государственного «Союза-5». Разумеется, бесплатно Роскосмос эту ракету не построит. За ее разработку придется заплатить. Не удивительно, что Роскосмос считает «Морской старт» самым успешным опытом своего сотрудничества с частными компаниями: госкорпорация рассматривает частный бизнес исключительно в качестве заказчика своих услуг, который приносит деньги, но не в качестве исполнителя, которому надо что-то платить. От S7 уже удалось получить деньги и, возможно, удастся получить еще. При этом Роскосмос не обещает, что он будет заказывать S7 Space запуски российских спутников на «Союзе-7».

В последние годы на международном рынке пусковых услуг сложилась очень жесткая конкуренция. Мало кто может соперничать с компанией SpaceX, которая предлагает ракету Falcon 9 для запуска тяжелых спутников за $50 млн. Для сравнения, стоимость российского «Протона-М» на пике его карьеры достигала $100 млн. Для S7 Space ситуация осложняется американскими санкциями. С 2023 года Департамент обороны США перестанет сотрудничать с операторами космической связи, которые запускают свои спутники на российских ракетах. Эти санкции почти полностью отрезают Россию от самого прибыльного сегмента рынка пусковых услуг: крупные международные операторы космической связи получают 10-15% своих доходов от контрактов с американскими государственными организациями, в первую очередь – Департаментом обороны, и терять такого надежного клиента они не захотят.

В сложившихся условиях у «Морского старта» нет никаких шансов стать прибыльным или хотя бы окупаемым. В начале марта 2020 года S7 начала транспортировку двух кораблей «Морского старта» из калифорнийского порта Лонг-Бич в бухту Славянка в Приморском крае. Ожидается, что они прибудут туда в конце марта. Это решение окончательно ставит крест на надеждах привлечь западных клиентов, но оно позволит минимизировать расходы на содержание простаивающей инфраструктуры.

Учитывая мрачные перспективы проекта, следующим логичным шагом было бы разобрать суда на металлолом или продать их в Китай, но руководство S7 уже продемонстрировало, что оно не всегда руководствуется здравым смыслом. По словам директора Славянского судоремонтного завода Андрея Якимчука, S7 Space подписала договор с предприятием на стоянку и ремонт Odyssey и Sea Launch Commander сроком на один год.

Амбиции S7 Space не ограничивались планами выйти на рынок пусковых услуг. В 2018 году компания начала переманивать сотрудников РКК «Энергия». Туда перешел генеральный конструктор перспективных космических комплексов и вице-президент «Энергии» Николай Брюханов (позднее покинул компанию вслед за гендиректором Сергеем Соповым) и главный конструктор «Союза-5» Игорь Радугин, а в начале 2019 года в S7 Space перебрались некоторые инженеры рангом пониже.

В 2018 году S7 Space анонсировала несколько проектов: создание собственного грузового космического корабля для снабжения орбитальных станций, постройку орбитальной дозаправочной станции (и даже выпустила красивый рекламный ролик об этом), и выражала намерение взять в концессию российский сегмент Международной космической станции.

Проект собственного грузового корабля столкнется с непреодолимыми проблемами: международного рынка доставки грузов на МКС не существует, а Роскосмос не станет заказывать услугу снабжения станции у частной компании. Идея «орбитального космодрома» в принципе не очень понятна. Если у SpaceX получится радикально снизить стоимость выведения грузов в космос при помощи сверхтяжелой системы Super Heavy/Starship, то такой «космодром» не понадобится, либо же он будет выглядеть совершенно иначе. Если стоимость выведения грузов в космос не снизится, то дозаправочная станция на орбите Земли не потребуется еще очень долго.

Наконец, российский сегмент МКС находится в управлении РКК «Энергия», и отдавать его кому-то она не намерена. Тем не менее, тема коммерциализации Международной космической станции становится актуальной и в США, и даже в России на фоне стремления Роскосмоса превратиться в коммерческую структуру.

Утром 7 марта 2020 года на грузовом корабле Dragon к МКС будет запущена платформа для проведения коммерческих экспериментов в условиях вакуума «Бартоломео», разработанная компанией Airbus. В октябре 2020 года свой шлюзовой модуль «Бишоп» запустит компания Nanoracks – пионер в области работы на МКС. Наконец, в 2020-х годах американская компания Axiom Space намерена пристроить к МКС полноценный частный сегмент – правда, она не обойдется без финансовой поддержки НАСА.

Сейчас руководству группы S7 нужно принять решение: либо окончательно законсервировать S7 Space и зафиксировать убытки, либо перейти от слов к делу и научиться зарабатывать на космосе. Если S7 решится развивать свое космическое подразделение, то ей стоит думать именно о работе на МКС: заниматься средствами выведения на рынке снижающихся цен с перспективой обвала – невыгодно и рискованно. Но снижение цен на доставку грузов в космос, если оно произойдет, вызовет высокий спрос на космические технологии. Для их отработки МКС является идеальным местом. И если получить финансирование от Роскосмоса не получится, то административную поддержку он вполне способен оказать.

В 2019 году S7 сделала маленький шаг в правильном направлении, занявшись разработкой универсальной платформы научной аппаратуры для проведения экспериментов на борту МКС. Этот проект не требует большого финансирования и, вероятно, является «пробным камнем» для компании. После запуска лабораторного модуля «Наука» и научно-энергетического модуля возможности по проведению экспериментов на российском сегменте МКС в интересах частных структур вырастут, и S7 Space могла бы попытаться встроиться в этот процесс. Однако есть ли у компании воля к этому и хоть какое-то стратегическое планирование – мы пока не знаем.

Космическая лента

Обсудить

SLS – сверхтяжелая ракета-носитель, которую с 2011 года разрабатывает компания Boeing по заказу НАСА. В своей первой модификации она будет выводить 70 т полезной нагрузки на низкую орбиту Земли или до 26 т на отлетную траекторию к Луне (на орбиту с апогеем, превышающим радиус орбиты Луны). SLS будет использоваться совместно с новым пилотируемым кораблем «Орион» (Orion), который разрабатывается с 2006 года.

В 2010 году, когда SLS/Orion была предложена НАСА, предполагалось, что их первая миссия – полет «Ориона» в беспилотном режиме вокруг Луны – состоится в 2016 году, и спустя два года миссия повторится в пилотируемом варианте. К моменту утверждения программы в 2011 году график был скорректирован, и первая миссия сдвинулась на 2017 год. В 2019 году после старта новой лунной программы «Артемида» две первые миссии SLS/Orion были переименованы в «Артемида-1» (беспилотный облет Луны) и «Артемида-2» (пилотируемая экспедиция на орбиту Луны).

В течение всего последнего десятилетия НАСА и Boeing регулярно переносили первые полет SLS. Сейчас он формально назначен на конец 2020 года. В то же время, еще с весны 2019 года представители НАСА признают, что миссия «Артемида-1» сдвигается на 2021 год. В субботу 28 февраля помощник директора НАСА Стив Юрчек выступил на конференции Консорциума по инновациям на лунной поверхности (Lunar Surface Innovation Consortium) в Мэриленде. По его словам, огневые испытания центрального блока ракеты SLS в Космическом центре им. Стенниса продлятся до конца лета или осени текущего года. После этого блок будет доставлен в Космический центр им. Кеннеди во Флориде для интеграции с боковыми ускорителями и верхней ступенью. Старт можно ожидать в середине или во второй половине 2021 года.

Юрчек также рассказал о ходе работ над окололунной космической станцией Gateway. Сейчас НАСА продолжает обсуждать детали контракта на постройку малого жилого модуля HALO с компаний Northrop Grumman, которая выиграла конкурс прошлым летом. Космическое агентство готовится к распределению коммерческих контрактов на снабжение станции грузами по аналогии с программой CRS по снабжению Международной космической станции. Наконец, он подтвердил, что контракты на проработку концепций лунных взлетно-посадочных комплексов получат несколько компаний. Ожидается, что победители будут названы в конце марта или в апреле. Неизвестно, сможет ли НАСА профинансировать создание двух таких комплексов, как это планировалось изначально.

Ссылка: spacenews.com

Обсудить