Обычно в этот день в российской космонавтике принято вспоминать былые дни и великие свершения предков. Давайте и мы вернемся в те времена.

После того, как 4 октября 1957 года людям впервые удалось преодолеть земную гравитацию, космонавтика начала развиваться стремительно. Уже через четыре года после запуска «Спутника» в космос полетел первый человек, а еще через восемь лет астронавты высадились на Луне. В те времена космонавтика владела умами людей. Дети действительно хотели стать космонавтами, а взрослые верили, что еще через 10-15 лет появятся обещанные фантастами орбитальные города и поселения на Луне и на других планетах.

О том, что произошло потом, можно спорить. Возможно, причиной стало поражение СССР в лунной гонке с США, вследствие которого оба государства потеряли мотивацию вкладывать деньги в космонавтику. А возможно, Солнечная система с ее мертвыми и пустыми планетами просто не оправдала ожидания людей. Как бы то ни было, интерес к космонавтике начал угасать. Он снижался в 1970-х и 80-х, а распад СССР его добил.

Сейчас в России есть не больше 10-20 тысяч людей, интересующихся космонавтикой. Они попадают в эту среду случайно, под влиянием каких-нибудь любопытных новостей, но через 3-5 лет остывают, разочаровавшись и поняв, что вряд ли в обозримой перспективе увидят что-нибудь принципиально новое и интересное. «Хардкорных» фанатов космонавтики, которые сохраняют ей верность более 8-10 лет, вряд ли наберется более тысячи человек. Аналогичный процесс происходит и в западных странах, где сообщество космических энтузиастов невелико, несмотря даже на рост популярности космоса из-за SpaceX и лично Илона Маска.

Эволюция космонавтики шла медленно, но за 60 лет она изменилась радикально, и вряд ли родоначальники космонавтики согласились бы с ее текущим состоянием. Космические отрасли во всех странах превратилась в сугубо прикладные, и разве что в США осталась значимая надстройка в виде научно-исследовательского направления космонавтики. В других странах роль ее незначительна, а в России научная космонавтика практически отсутствует. В этом смысле, современная космонавтика ничем не отличается от производства, например, железнодорожной техники. Да, в мире есть фанаты локомотивов и вокзалов, но это весьма небольшая увлеченная группа, не претендующая на нечто большее.

Ожидания государства от космической отрасли тоже изменились. В России перед ней не ставят политические цели, не требуют поддержания престижа или, тем более, экспансии. Правительство ждет от Роскосмоса некого самообеспечения за счет прикладных программ и своевременного выполнения военного заказа. Сам Роскосмос, увы, даже в этой примитивной роли не особенно дееспособен. Он уже несколько лет не может оформить в удовлетворительном виде документацию по программе «Сфера», не пытается сформировать стратегию развития отрасли и не контролирует реализацию проектов, работа над которыми началась в прошлом: если предприятие справляется с разработкой («Союз-5»), то хорошо, а если нет (ПТК НП), то вот лучше почитайте репост Глазьева в телеграм-канале Рогозина, это куда интереснее.

Нынешний Роскосмос, по большей части, занят пиаром своего руководителя Дмитрия Рогозина. Для этого на уже существующих ракетах «Союз-2» меняется ливрея, для этого же за государственный счет на уже существующем корабле «Союз-МС» в космос запускают актрису, для этого же делаются все публичные жесты Роскосмоса.

Сейчас у Роскосмоса есть один научный аппарат – обсерватория «Спектр-РГ». Линейка астрономических космических аппаратов «Спектр» попала в Федеральную космическую программу еще в нулевых годах, и современный Роскосмос вряд ли понимает, зачем она там нужна. Поэтому новые аналогичные программы в его планах не появляются и появиться не могут. Работа над исследовательской станцией «Луна-25» – а ее запуск вновь может быть отложен на несколько лет – продолжается тоже по инерции.

Важно понимать: тот факт, что Роскосмос находится в нефункционирующем состоянии, не означает, что отрасль тоже мертва. В ней продолжают работать предприятия, которые выпускают свои востребованные локомотивы «Союз» и поезда «Экспресс». Но той романтики, которая привлекала людей в 1960-х, в космонавтике больше нет, и в обозримой перспективе она не появится.

Здесь может показаться, что российская космонавтика стоит особняком. Отрасли других стран отличаются тем, что там время от времени появляются вдохновляющие проекты. И, возможно, рано или поздно, один из таких проектов что-то изменит. Но до тех пор многие-многие из нынешних энтузиастов космонавтики успеют потерять к ней интерес.

Космическая лента

Обсудить

 

НАСА в скором времени сможет назвать обновленную дату пуска SLS – новой американской сверхтяжелой ракеты.

SLS (Space Launch System) будет играть ключевую роль в пилотируемой программе НАСА в этом десятилетии. За основу ракеты взяли космический шаттл. SLS получила центральный блок диаметром 8,4 м, оснащенный четырьмя «шаттловскими» кислородно-водородными двигателями RS-25, и два твердотопливных боковых ускорителя, также унаследованных от шаттла. Их главное отличие заключается в наличии дополнительного топливного сегмента. Верхняя ступень SLS в ее первой версии – это адаптированная ступень ракеты Delta IV. В дальнейшем она будет заменена на более мощную ступень EUS, которая поднимет грузоподъемность SLS до 105 т.

Разработка SLS началась в 2011 году после закрытия лунной программы Constellation и отказа от Ares V. Ее первый полет должен был состояться еще в 2017 году, но с тех пор его регулярно переносили. Генеральным разработчиком SLS является компания Boeing.

30 сентября на онлайн-конференции помощник директора НАСА Боб Кабана заявил, что окончательная дата первого полета SLS пока не установлена. Он признал, что шансы на исполнение старых планов по пуску ракеты в конце 2021 года весьма малы. Чиновник рассчитывает, что SLS отправится в первый полет только в первой половине следующего года (но эти слова не надо понимать как вероятный сдвиг на середину 2022 года).

Сейчас в Космическом центре им. Кеннеди во Флориде продолжаются «модальные испытания», в рамках которых инженеры изучают собственные колебания собранной ракеты. На следующем этапе на SLS будет установлен корабль «Орион» (Orion) вместо массового макета, используемого сейчас. Доставка корабля в монтажно-испытательный комплекс запланирована на 13 октября. Когда он будет установлен на верхней ступени ракеты, ракету вывезут на стартовую площадку, где ей предстоит пройти заправочные испытания.

По словам Кабаны, помощник директора НАСА по исследовательским системам (т. е. SLS и Orion) Джим Фри и помощник директора по космическим полетам Кэти Людерс встретятся с ним на этой неделе, чтобы ввести в курс дел и рассказать о графике дальнейших работ. После этой встречи НАСА сможет установить новую, реалистичную дату первого полета SLS.

Ссылка: spacenews.com

Обсудить

 

BepiColombo – первая миссия Европейского космического агентства по изучению Меркурия. Она разрабатывается совместно с космическим агентством Японии и состоит из двух научных спутников: MPO (Mercury Planetary Orbiter, разработан ЕКА) и MMO (Mercury Magnetospheric Orbiter, за его создание отвечало JAXA). Аппараты доберутся до Меркурия вместе, закрепленные на платформе MTM (Mercury Transfer Module, ЕКА), после чего отделятся и начнут по отдельности выполнять свои научные программы.

Список научных задач миссии включает изучение происхождения и эволюции Меркурия, изучение внутреннего строения, происхождения собственного магнитного поля, изучение геологических процессов на поверхности планеты и вулканизма, структуры и динамики магнитосферы. Подробнее о целях миссии и устройстве космических аппаратов можно прочитать здесь.

BepiColombo был запущен в космос в октябре 2018 года. Его путь до рабочей орбиты вокруг Меркурия займет более семи лет и будет включать девять гравитационных маневров у различных планет. Так, весной 2020 года аппарат пролетел около Земли, а осенью того же года он выполнил маневр у Венеры. 10 августа 2021 года BepiColombo вновь скорректировал свою траекторию, пролетев на расстоянии 552 км от поверхности Венеры.

Видео: пролет Венеры 10 августа 2021 года.

Августовский маневр направил космический аппарат прямо к Меркурию. В ночь с пятницы на субботу, 2 октября в 2:34 мск, BepiColombo пролетит около ближайшей к Солнцу планеты. В точке максимального сближения расстояние до поверхности планеты составит всего 198 км. В это время BepiColombo получит возможность провести некоторые научные наблюдения. В частности, будут собраны данные о магнитной среде и плазме. Также будет активен детектор частиц.

В дальнейшем космическому аппарату потребуется выполнить еще пять гравитационных маневров у Меркурия, прежде чем он выйдет на стабильную орбиту у этой планеты – это произойдет только в 2025 году. Для орбитальных коррекций BepiColombo использует электрореактивную двигательную установку.

Во время межпланетного перелета главная научная камера космического аппарата отключена, поэтому в ближайшую субботу сделать фотографии Меркурия в высоком разрешении BepiColombo не сможет. Кроме того, он пролетит вблизи ночной стороны планеты, а потому условия съемки будут не очень удачными. Однако три служебных навигационных камеры начнут съемку приблизительно через пять минут после максимального сближения и продолжат ее в течение последующих четырех часов. При этом наиболее детальные снимки будут получены с расстояния около 1000 км.

На Земле первую фотографию Меркурия получат через полчаса после пролета. Европейское космическое агентство планирует опубликовать ее в субботу в 9:00 мск.

Служебные камеры, расположенные на перелетном модуле BepiColombo, имеют разрешение 1024x1024 пикселя. Они делают черно-белые снимки. Специалисты ожидают, что на первых фотографиях можно будет рассмотреть крупные ударные кратеры на поверхности Меркурия.

Ссылка: esa.int

Обсудить

 

Раз в два года Марс, Солнце и Земля выстраиваются в одну линию. Из короны Солнца в космос вырывается горячий ионизированный газ. Он препятствует прохождению радиосигнала, а это значит, что центры управления на Земле не смогут связаться с автоматическими межпланетными станциями, расположенными на орбите Марса и на его поверхности. В очередной раз такой период наступает в октябре.

Сейчас вблизи Марса находятся спутники Китая («Тяньвэнь-1»), Европы (старый Mars Express и TGO в рамках миссии «Экзомарс-2016»), Индии («Мангальян»), Объединенных арабских эмиратов (Hope, «Надежда») и США (Mars Odyssey, MRO, MAVEN). На его поверхности работают китайский и два американских марсохода, а также по одной стационарной посадочной станции из этих стран.

НАСА во вторник рассказало о подготовке своих миссий к автономной работе. Ожидается, что связь с космическими аппаратами прервется 2 октября, и c большинством из них восстановится только 16 числа. Некоторые аппараты получат команды с Земли на 1-2 дня позже. Перед началом этого периода инженеры отправили исследовательским аппаратам команды, которые позволят им проработать две недели в автономном режиме.

Так, марсоход Perseverance продолжит наблюдения за погодой в кратере Езеро при помощи метеорологической станции MEDA. Он будет вести съемку поверхности (правда, без поворотов камеры) и запись звука. Кроме того, включенным останется радар RIMFAX. Маленький вертолет Ingenuity, который сейчас находится в 175 м от марсохода, раз в неделю будет проводить с ним сеансы связи.

Старый марсоход Curiosity, работающий в кратере Гейла с 2012 года, тоже продолжит метеорологические наблюдения. На нем будет включен прибор для измерения уровня радиации RAD, российский нейтронный детектор DAN и камеры.

На станции InSight продолжит работать сейсмометр – один из двух основных научных инструментов посадочного аппарата (второй, термозонд-крот HP3, не смог «зарыться» под поверхность планеты и больше не используется).

Спутники на орбите продолжат прием данных с наземных аппаратов, чтобы при возможности передать их на Землю.

После восстановления связи у НАСА уйдет приблизительно неделя на то, чтобы принять и обработать данные, собранные космическими аппаратами за период «тишины».

Ссылка: nasa.gov

Обсудить

 

На прошлой неделе в Конгрессе США прошли слушания подкомитета по космосу Палаты представителей. Заседание было посвящено завершению эксплуатации Международной космической станции и связанной с этим необходимости переноса деятельности НАСА на частные низкоорбитальные станции.

Согласно актуальным планам американского космического агентства, МКС будет выведена из эксплуатации приблизительно в 2030 году, а «уход» с нее потребует предварительного двухлетнего переходного периода. К этому времени на низкой орбите Земли должна появиться одна или несколько частных станций, которые смогут выполнять работы в интересах НАСА. На рассмотрении агентства находится более 10 предложений от компаний, которые заинтересованы в создании космический станций, но, на данный момент, НАСА ведет активное сотрудничество только с одной из них – Axiom Space.

После 2030 года основное внимание НАСА будет уделять своей программе полетов в дальний космос. Деятельность НАСА будет включать работу на лунной орбитальной станции Gateway и, возможно, высадки на поверхность Луны.

С практической точки зрения, слушания в Конгрессе вращались вокруг выделения средств на коммерциализацию низкоорбитальной деятельности. В 2020 и 2021 годах НАСА запрашивало на это $150 млн, однако законодатели выделили только $15 и $17 млн соответственно. В 2022 году НАСА хочет получить $101,1 млн. Пока что не принятый законопроект о бюджете предусматривает выделение лишь $45 млн.

Чтобы отстоять необходимость полного финансирования, НАСА пригласило экспертов и партнеров из ракетно-космической отрасли. Среди выступающих был Джеффри Манбер, исполнительный директор компании Nanoracks.

Nanoracks – относительно небольшая компания, которая, однако, является пионером по коммерциализации МКС. С 2013 года она занимается запуском микроспутников с борта станции. В 2020 году на МКС появилась шлюзовая камера «Бишоп» (Bishop) компании Nanoracks, которая позволит проводить запуски значительно чаще.

В Конгрессе Манбер заявил, что США могут уступить лидерство на низкой орбите Земли другим странам. Еще ранее стало известно, что один из клиентов Nanoracks отказался от запуска своего спутника с МКС в пользу китайской орбитальной станции, которая была введена в эксплуатацию в 2021 году. «Я не боюсь сотрудничества или конкуренции с Китаем», – заявил директор Nanoracks. – «Но мы не можем допустить даже мысли о том, чтобы уступить кому-то наши 20 лет опыта работы на МКС». Он призвал законодателей увеличить финансирование НАСА, чтобы не допустить разрыва между затоплением МКС и началом эксплуатации частных станций.

Заинтересованные политики и сторонние эксперты также использовали в качестве основного аргумента китайскую угрозу. Так, Тодд Харрисон из Центра стратегических и международных исследований заявил, что между Китаем и США началась гонка за создание коалиций в космосе. Та группа, которая в следующие 10 лет займет лидирующие позиции, сможет установить свои правила поведения на орбите (по аналогии с тем, как США это делают для Луны, продвигая «Аккорды Артемиды» среди своих партнеров).

Дополнительную угрозу для планов НАСА создают технические проблемы на российском сегменте МКС. Найденные ранее трещины в модуле «Звезда» сами по себе не угрожают станции. Однако опасения связаны с тем, что специалисты пока не смогли установить их природу. Если трещины в корпусе начнут развиваться за пределами закрытой переходной камеры, это может вынудить Роскосмос и НАСА сократить срок эксплуатации МКС.

Ссылка: spacenews.com

Обсудить

 

15 сентября генеральный директор РКЦ «Прогресс» Дмитрий Баранов сообщил журналистам, что его предприятие прекратило работу над техническим проектом сверхтяжелой ракеты. Вряд ли кого-то удивила эта новость, ведь печальная судьба сверхтяжелой ракеты определилась почти год назад.

Более 15 лет назад, в январе 2006 года, на Королевских чтениях выступил тогдашний руководитель РКК «Энергия» Николай Севастьянов. Он предложил Роскосмосу профинансировать постройку лунной базы, заявив, что «Энергия» сможет создать ее уже к 2015 году. Конечно, в государственном бюджете тогда не нашлось средств на пилотируемую лунную программу, но впоследствии Роскосмос предпринял две попытки подступиться к этой теме. Интерес Роскосмоса к Луне выражался, в первую очередь, в желании создать сверхтяжелую ракету, необходимую для полетов в окололунное пространство и на поверхность спутника Земли.

В 2013-2014 годах Роскосмос попросил различные предприятия отрасли представить свои концепции сверхтяжелых ракет. Финансирование этих работ предполагалось заложить в Федеральную космическую программу на 2016-2025 годы, однако в 2014 году резко упали цены на нефть, а вслед за ними и курс рубля. Правительство начало сокращение расходов, и бюджет ФКП был урезан практически в два раза.

После воцарения Дмитрия Рогозина в 2018 году Роскосмос вновь заинтересовался сверхтяжелой ракетой. В РКК «Энергия» был в очень короткий срок составлен эскизный проект ракеты «Енисей», на которой предполагалось применить советские двигатели РД-171 и РД-180. ЦНИИМаш, не удовлетворившись качеством работы, отправил проект на уточнение, и именно так у РКЦ «Прогресс» появился контракт на техническое проектирование сверхтяжелой ракеты.

Однако амбиции Роскосмоса в последние годы касались не только сверхтяжелой ракеты. Госкорпорация также предложила правительству выделись средства на программу прикладных спутников связи и дистанционного зондирования Земли «Сфера», причем, как и в случае сверхтяжелой ракеты, речь шла о достаточно значительных деньгах. Настолько значительных, что кабинет министров в течение долгого времени «заворачивал» программы Роскосмоса как недостаточно проработанные.

В ноябре 2020 года состоялось заседание, посвященное перспективам космической отрасли, с участием представителей правительства, Путина и Рогозина. По его итогам было объявлено, что правительство даст средства на «Сферу» (правда, качеством проработки программы чиновники все еще были не удовлетворены), а вот на сверхтяжелую ракету государственный бюджет средства не выделит.

Дальнейшие новости о сверхтяжелой ракете были исключительно техническими и никак не меняли судьбу проекта. Это касается заявления Баранова о прекращении работ над техническим проектом. То же самое можно сказать и об утверждении Рогозина, что разработка ракеты всего лишь отложена и возобновится после создания метановых двигателей. Отсутствие финансирования подразумевает, что никаких работ над сверхтяжелой ракетой не будет, и называть это хоть приостановкой, хоть плановым замедлением темпов работ, если Рогозину так будет приятнее.

Отдельно стоит упомянуть идею использования водородных модификаций «Ангары-А5» для организации лунных экспедиций. В январе 2021 года Совет РАН по космосу предложил использовать схему с четырьмя пусками «Ангары-А5В» вместо сверхтяжелой ракеты. Однако уже летом позиция ученых изменилась, и они предложили сосредоточиться на создании околоземной орбитальной станции РОСС, которая должна стать неким гибридом идей советских станций «Салют» и «Мира».

Аналогичным образом развивалась стратегическая мысль Роскосмоса в 2014-2015 годах. Смирившись с невозможностью создать сверхтяжелую ракету, Роскосмос хотел заменить ее четырьмя пусками «Ангары-А5В». Однако, как мы знаем, по состоянию на сентябрь 2021 года у Центра им. Хруничева не готов даже эскизный проект этой модификации ракеты. Оба раза идея применения водородной «Ангары» при полетах к Луне тихо ушла в небытие.

На то есть две причины. Во-первых, с технической точки зрения, «Ангара-А5В» является достаточно сложной ракетой. Дело не только в необходимости заново учиться работать с водородом. Помимо этого, при попытке создать 37-тонную ракету из легких универсальных ракетных модулей «Ангары» (грузоподъемность «Ангары-А1.2» составляет менее 3,5 т) возникли разнообразные технические проблемы. Во-вторых, четырехпусковая схема полета на Луну с трудом увязывалась даже в 2014 году и была возможна лишь в теории. К 2021 году масса нового пилотируемого корабля успела подрасти, и представить его использование вместе с «Ангарой-А5В» для полетов к Луне невозможно даже «на бумаге».

Если бы Роскосмос задался целью создать инфраструктуру для полетов к Луне, то, вероятно, выход можно было найти. Сэкономить при создании лунной ракеты можно, если использовать существующий задел и отработанные технологии, а также уменьшить размерность самой ракеты. Однако в этом направлении Роскосмос работать не хочет. Судя по последним заявлениям Рогозина, он, наоборот, склоняется в пользу разработки новых двигателей на метане с перспективой их применения на гипотетической сверхтяжелой ракете в будущем. А это переносит разговоры о такой ракете, как и о российских лунных пилотируемых экспедициях, в исключительно философскую плоскость.

Космическая лента

Обсудить

 

VIPER (Volatiles Investigating Polar Exploration Rover, полярный луноход для исследования летучих веществ) – научно-исследовательский луноход, который НАСА планирует запустить на Луну в рамках подготовки к пилотируемым экспедициям по программе «Артемида». Основной его целью будет поиск и изучение водяного льда, который, как считается, присутствует вблизи южного полюса Луны.

Разработкой VIPER руководит Исследовательский центра НАСА им. Эймса. За доставку лунохода на спутник Земли отвечает компания Astrobotic, которая получила контракт НАСА стоимостью $199,5 млн в рамках программы CLPS (Commercial Lunar Payload Services, Коммерческая доставка грузов на Луну). Astrobotic планирует использовать посадочную платформу собственной разработки «Гриффин» (Griffin) грузоподъемностью 500 кг. В космос ее отправит ракета Falcon Heavy компании SpaceX. Старт миссии назначен на конец 2023 года. Общая стоимость миссии VIPER запланирована на уровне $660 млн.

В качестве места посадки VIPER изначально рассматривались 15 различных регионов, но затем список был сокращен до четырех. При их выборе НАСА учитывало сразу несколько факторов. Во-первых, место работы VIPER должно находиться в прямой видимости Земли для поддержания связи. Во-вторых, луноходу требуется хорошая освещенность для подзарядки аккумуляторных батарей. Кроме этого, слишком крутые склоны на поверхности могут оказаться непреодолимыми для лунохода. Он способен двигаться по поверхности с уклоном до 15° и в при необходимости может взбираться по 30-градусному склону. В-четвертых, район посадки должен быть перспективным с точки зрения ожидаемых запасов водяного льда.

20 сентября НАСА объявило об окончательном выборе склона кратера Нобиле в качестве места посадки лунохода VIPER. Этот кратер находится очень близко к южному полюсу Луны в координатах 85°17′ ю. ш. 53°16′ в. д. Нобиле удовлетворяет всем описанным выше критериям: он хорошо виден с Земли и попадает в тень лишь на 50 часов в течение одних лунных суток. VIPER будет пережидать эти периоды на заряде аккумуляторных батарей. В «дневное» время ему будет хватать заряда для посещения постоянно затененных участков кратера, размер которых будет достигать 500-800 м в поперечнике.

Один из основных инструментов VIPER -- буровая установка TRIDENT, способная извлекать образцы пород с глубины до 1 метра. VIPER оборудуют нейтронным спектрометром NSS – прибором для косвенного обнаружения водорода, указывающего на присутствие воды. Полученные образцы будут изучаться при помощи масс-спектрометра MSolo и ближне-инфракрасного спектрометра NIRVSS. Эти два инструмента должны будут определить химический состав грунта и, концентрацию льда.

Луноход должен будет проработать на поверхности спутника Земли 100 суток. За это время он преодолеет расстояние в 25 километров и посетит 12 различных районов, в которых будет проводить научные исследования. Длительность миссии ограничена естественными сезонами Луны. Регион кратера Нобиле уйдет в длительную тень приблизительно через четыре месяца после начала работы VIPER. В связи с этим ученые пытаются распланировать график VIPER максимально детально. Они, однако, признают, что в план миссии придется вносить коррективы прямо на ходу в зависимости от результатов исследований.

В 2025 году НАСА намерено запустить спутник Луны Lunar Trailblazer. В его задачи будет входить картирование водяного льда на Луне с разрешением до 100 м.

Ссылка: spacenews.com

Обсудить