Американская компания Masten Space, зарегистрированная в Калифорнии, 28 июля подала заявление о банкротстве в соответствии с 11 статьей Американского кодекса о банкротствах. Эта статья предполагает распродажу активов для выплаты долгов кредиторам без обязательной ликвидации (но не исключая ее) юридического лица. Основным проектом, над которым трудилась Masten Space, была лунная посадочная станция по заказу НАСА.

Программа американского космического агентства CLPS (Commercial Lunar Payload Services, Коммерческая доставка грузов на Луну) ставит своей целью поддержку частных компаний, разрабатывающих платформы для доставки грузов на Луну. К настоящему времени НАСА заключило контракты на запуск девяти миссий с компаниями Astrobotic, Intuitive Machines, Masten Space, Firefly Aerospace и Draper. Каждый аппарат должен будет доставить на Луну небольшие научные приборы или инженерные экспериментальные установки, разработанные в НАСА или по заказу НАСА. Сумма контрактов варьируется от $60 до $90 млн с одним исключением: в конце 2024 года компания Astrobotic должна будет обеспечить мягкую посадку на поверхность спутника Земли лунохода VIPER, для чего ей потребуется создать платформу повышенной грузоподъемности. За эту миссию она получит от НАСА почти $200 млн.

Контракт с Masten Space стоимостью $79,9 млн (позднее сумма увеличилась до $81,3 млн) был заключен в 2020 году. Тогда предполагалось, что запуск посадочной платформы XL-1 состоится в 2022 году, однако позднее он был перенесен на 2023 год. К моменту подачи заявления о банкротстве Masten Space успела получить от НАСА $66,1 млн.

В своем заявлении по поводу банкротства подрядчика НАСА отметило, что «тесно сотрудничает» с компанией, чтобы удостовериться в том, что дальнейшие процессы будут происходить в соответствии с законом, регулирующим федеральные закупки. При необходимости приборы, которые планировалось запустить в миссии XL-1, будут перераспределены между посадочными станциями других компаний.

Программа CLPS стартовала в 2018 году. В первую группу партнеров НАСА вошла компания Astrobotic, которая планировала запустить свою станцию в конце 2019 года, а также Moon Express, Orbit Beyond и другие. В дальнейшем количество участников программы CLPS расширилось до 14, однако Orbit Beyond отказалась от контракта, а Moon Express прекратила активную деятельность. После нескольких переносов, первый запуск по программе CLPS – это будет платформа Peregrine компании Astrobotic – назначен на конец 2022 года.

Об Astrobotic стоит поговорить отдельно. Эта компания появилась задолго до программы CLPS и была зарегистрирована еще в 2007 году. На первом этапе своей жизни Astrobotic была главным американским участником частного международного конкурса луноходов Google Lunar X-PRIZE. В те годы Astrobotic получала широкую техническую поддержку от НАСА. Она вышла из конкурса, который впоследствии провалился, с намерением продолжить разработку своей лунной платформы Peregrine для сторонних заказчиков. Astrobotic, несомненно, обладает самой опытной командой из всех участников CLPS. Постройка летного аппарата Peregrine пока не завершена, однако шансы на то, что запуск состоится в конца 2022 года, действительно существуют.

Компания Intuitive Machines также планировала запуск станции Nova-C в прошлом, а затем в текущем году, однако недавно было объявлено, что эта миссия «сдвинулась» на 2023 год. Судя по доступным широкой публике обрывкам информации, первый летный аппарат Nova-C пока еще далек от воплощения в железе.

За первые четыре года после запуска программа CLPS столкнулась с неоднократными переносами сроков и потерей нескольких участников. Стратегическим планам НАСА это не угрожает: для их реализации будет достаточно, если до успешных посадок на Луну из всех участников CLPS доберется одна только компания Astrobotic. В противном случае НАСА пришлось бы искать альтернативный способ доставки на Луну миссии VIPER, на что ушло бы несколько дополнительных лет. Однако вероятность подобного исхода достаточно низкая.

Частную космонавтику часто воспринимают как панацею, способную излечить все проблемы отрасли, сделав разработку новой космической техники в разы быстрее и дешевле. При этом, одни подразумевают под «частной космонавтикой» любые частные компании (обычно когда говорят о России), а другие – так называемый «новый космос», т. е. космические стартапы последней волны.

Главным – и, по большей части, единственным – примером, подтверждающим эффективность частников, является компания SpaceX. Программа CLPS имеет шанс стать обратным примером. Что, если в США появится только одна компания-разработчик малых лунных посадочных аппаратов? Будет ли это подтверждать эффективность нового подхода НАСА, учитывая, что для достижения этого результата профинансировать множество компаний? Сколько лет потребовалось бы подведомственной организации НАСА (например, Лаборатории реактивного движения) на создание аналогичного аппарата? Могла ли она уложиться в 3-4 года, недоступные для компаний, которые не имеют соответствующего опыта?

Можно также вспомнить программу НАСА по разработке жилых модулей для глубокого космоса NextSTEP. Начиная с 2015 года, в ней, помимо нескольких традиционных гигантов американской космической отрасли, участвовали Bigelow Aerospace, Sierra Nevada, Ad Astra и другие компании без соответствующего опыта. Однако когда потребовалось форсировать работы в рамках новой программы «Артемида», НАСА из всех участников NextSTEP отдало контракт лишь одному старому проверенному партнеру – компании Northrop Grumman.

Вернемся к тому, что подразумевают под «частной космонавтикой». Частный собственник в подавляющем большинстве случаев является более эффективным управленцем, чем государство. Другое дело – новая политика НАСА, подразумевающая вместо классических заказов по схеме cost plus раздачу множества контрактов новым игрокам на конкурсной основе. То, что эта политика действительно окажется эффективнее, стало общепринятой в приличном обществе аксиомой, однако в действительности это утверждение пока что не является доказанным фактом. И опыт SpaceX, в итоге, может оказаться не подтверждением правила, а исключением из него.

Космическая лента>

Обсудить

 

Земля, во многом, своими комфортными условиями для жизни обязана наличию плотной атмосферы. У Луны атмосферы нет, и ее поверхность подвержена прямому воздействию радиации и солнечных лучей. Из-за этого днем поверхности нашего спутника прогревается до 127 ⁰C, а ночью температура на ней опускается до -137 ⁰C. Такие перепады создают серьезные проблемы для работы космических аппаратов и, в перспективе, усложнят освоение Луны человеком.

Другой проблемой освоения Луны является продолжительность лунной ночи: она составляет около двух недель. Однако в районе полюсов Луны существуют «пики вечного света», на которых почти весь год светит Солнце. А в своем новом исследовании ученые из Космического центра НАСА им. Годдарда предполагают, что на Луне есть также места, в которых поддерживается стабильная и достаточно комфортная температура. Результаты их работы были опубликованы в журнале Geophysical Research Letters.

Глубокие впадины впервые были обнаружены на снимках поверхности Луны в 2009 году. Ученые предполагают, что они ведут к пещерам, которые люди в перспективе смогут использовать в качестве укрытий для защиты от радиации и микрометеоритов. Из 200 обнаруженных впадин 16 изученных, по мнению геологов, представляют собой обвалившиеся лавовые трубки.

Как и на Земле, на спутнике нашей планеты лавовые трубки образовались, когда над потоком жидкой лавы, который взаимодействовал с более холодной средой, сверху застывала кора. После остывания потока лавы под поверхностью остается длинный туннель. В некоторых местах «потолок» над ним может обрушаться, открывая доступ в подземную пещеру и лавовую трубку.

На Луне две наиболее крупные впадины имеют явно видимые следы сводов подземных пещер. Другие впадины, вероятно, тоже связаны с лавовыми трубками.

Ученые из Центра Годдарда использовали в своем исследовании снимки поверхности Луны со спутника LRO (Lunar Reconnaissance Orbiter) в видимом диапазоне и данные о температуре поверхности с датчика излучения DLRE (Diviner Lunar Radiometer Experiment). Компьютерное моделирование на основе этих данных позволило оценить температурный режим в известной пещере диаметром около 100 м в Море Спокойствия.

Результаты показали, что температура в постоянно затененных частях впадины составляет около 17 ⁰C и лишь незначительно колеблется в течение лунных суток.

Геологи предполагают, что колебания температуры нивелируются сводами пещеры: они ограничивают нагревание пород в течение дня и не дают теплу излучаться ночью.

Ссылка: phys.org

Обсудить

Во вторник 26 июля новый руководитель Роскосмоса Юрий Борисов провел свою первую встречу с Путиным в этом качестве. Протокольное мероприятие было формальным и не отличалось конкретикой, за исключением одного факта. Борисов сообщил, что Роскосмос принял решение прекратить работу на Международной космической станции после 2024 года.

Действующий договор об эксплуатации МКС рассчитан до 2024 года. Если он не будет продлен всеми странами-участниками, то, по плану, станция проработает еще 2,5 года, а во второй половине 2025 года ее сведут с орбиты и затопят в Тихом океане при помощи кораблей «Прогресс».

Ни для кого не являлось секретом, что МКС не будет существовать вечно. И в последние годы, когда затопление станции замаячило на горизонте, все участники программы задумались над тем, в какую сторону двинется пилотируемая космонавтика после нее. Тем не менее, оказалось, что ни одно космическое агентство не готово уйти с МКС в 2025 году.

Роскосмос намерен продолжить топтание на «магистральном пути космонавтики», построив вместо МКС очередную низкоорбитальную станцию. Согласно актуальным планам (которые, в теории, еще могут быть пересмотрены) эта станция будет располагаться на околополярной орбите, и ее постройка начнется с запуска базового модуля (бывшего Научно-энергетического модуля МКС) приблизительно в 2027 году. Очевидно, что этот модуль не будет готов к запуску в 2025 году, и, следовательно, Роскосмос столкнется с перерывом в пилотируемых полетах, который продлится не меньше нескольких лет.

Роскосмос мог бы попытаться сократить этот интервал, отделив от МКС модуль «Наука» и узловой модуль, чтобы в перспективе присоединить к ним НЭМ. В этом случае, новая российская станция останется на орбите МКС. Главный вопрос к этому плану: есть ли техническая возможность у «Науки», которая не разрабатывалась для самостоятельного полета, дождаться прибытия базового блока? Ответ на него, скорее всего, отрицательный.

Наконец, нельзя исключать и того, что Роскосмос договорится о редких полетах наших космонавтов на китайскую орбитальную станцию. Разумеется, для этого придется использовать китайские корабли, поскольку станция «Тяньгун» находится на орбите со слишком низким наклонением для запусков с Байконура, и на «Союзах» стоит несовместимая стыковочная система.

Американские планы развития после МКС куда более амбициозные. НАСА планирует профинансировать постройку на орбите Земли частной космической станции, а также начать возведение окололунной орбитальной станции Gateway с широким международным участием. Однако частная станция появится не ранее 2030 года, а Gateway, согласно актуальному расписанию, – не ранее 2027. Таким образом, для НАСА затопление МКС тоже будет означать перерыв в полетах. Потеря форпоста на низкой орбите Земли сильно спутает планы американского космического агентства, и оно, без сомнений, предпримет значительные усилия, чтобы этого не допустить.

Наиболее очевидное решение: сохранить американский сегмент без российского. С этим, однако, есть серьезные технические и юридические сложности. Например, процедура утилизации МКС прописана с учетом использования российской техники. Ее придется перепроектировать. Можно ли физически разделить российский и американский сегменты МКС? Нельзя ответить на этот вопрос с уверенностью, поскольку никто даже не думал, что такая необходимость возникнет.

Весьма вероятно, что сделать это просто не получится. Может ли МКС продолжить полет с необслуживаемым российским сегментом? Это создаст очень серьезные угрозы для безопасности станции.

Гораздо более реалистичным выглядит сохранение российского сегмента в составе МКС с обслуживанием, но без его эксплуатации по назначению. В этом случае НАСА пришлось бы оплачивать полеты российских специалистов для поддержания модулей «Звезда» и «Заря» в работоспособном состоянии. При этом НАСА могло бы прибегнуть к услугам посредников (той же Axiom Space) для оплаты услуг Роскосмоса, однако с политической точки зрения такое решение все равно выглядит для США нежелательным.

Если затопление МКС станет неизбежным, то НАСА придется серьезно корректировать свою стратегию. Gateway не сможет полностью заменить околоземную станцию. Длительные экспедиции на орбиту Луны невозможны из-за высокой радиации (сейчас рассматривается предел в два месяца). Полеты туда на ракете SLS и корабле Orion будут обходиться НАСА раз в 5-10 дороже, чем полеты на МКС. Кроме этого, с политической точки зрения, для США является недопустимой ситуация, в которой у Китая есть станция на орбите Земли, а у них нет.

Для того, чтобы ускорить разработку новой низкоорбитальной станции, НАСА потребуется увеличить бюджет прямо сейчас, причем резко –на многие миллиарды долларов. И даже так, шансы успеть с запуском станции к 2025 году близки к нулю.

Космическая лента

Обсудить

 

В конце 2018 году американская межпланетная станция OSRIS-REx вышла на орбиту рядом с Бенну – небольшим околоземным астероидом класса B диаметром менее 600 м. Главной задачей космического аппарата был отбор образца грунта с поверхности Бенну для последующей отправки его на Землю. Аппарат покинул орбиту астероида и направился к нашей планете еще в мае 2021 года, однако анализ собранных им данных продолжается до сих пор.

Выветривание, т. е. разрушение горных пород под действием различны внешних факторов, свойственно всем телам в Солнечной системе. На Земле важную роль в формировании поверхности планеты играют вода, ветер и колебания температуры. Они медленно разрушают слои горных пород и создают новые формы рельефа в течение миллионов и десятков миллионов лет. Также на нашей планете встречаются и быстродействующие процессы, такие как оползни, извержения вулканов и землетрясения, однако в глобальном масштабе они не играют определяющей роли.

На астероиде Бенну основным фактором, формирующим рельеф, являются перепады температуры, происходящие при вращении астероида вокруг собственной оси. Один оборот вокруг Солнца астероид совершает за 4,3 часа. На экваторе днем температура достигает 127 ⁰C, а ночью она падает до -23 ⁰C. Быстрые перепады температуры создают внутреннее напряжение, которое раскалывает и разрушает породы.

На снимках поверхности Бенну, которые сделал OSIRIS-Rex, ученые заметили трещины, ориентированные приблизительно в одном направлении. Французские ученые из Обсерватории Лазурного берега измерили длину и углы залегания более чем полутора тысяч разломов длиной от десятков сантиметров до сотен метров на фотографиях OSIRIS-REx. Они обнаружили, что трещины, преимущественно, выровнены в направлении с северо-запада на юго-восток. Это указывает на то, что они образовались под воздействием Солнца и перепадов температур. В противном случае, если бы трещины формировались в результате оползней или ударных воздействий на астероид, они имели бы случайное направление.

На основе своих измерений ученые провели компьютерное моделирование, чтобы рассчитать время, необходимое для образования расколов и формирования трещин. В результате команда обнаружила, что Солнце разрушает породы на Бенну за срок от 10 до 100 тысяч лет, т. е. намного быстрее, чем предполагалось по аналогии с Землей.

На основе своих измерений ученые провели компьютерное моделирование, чтобы рассчитать время, необходимое для образования расколов и формирования трещин. В результате команда обнаружила, что Солнце разрушает породы на Бенну за срок от 10 до 100 тысяч лет, т. е. намного быстрее, чем предполагалось по аналогии с Землей.

Изучая трещины разного возраста, ученые пришли к выводу, что их развитие на Бенну ничем не отличается от эволюции аналогичных форм на Земле и на Марсе – даже несмотря на радикально иную гравитацию и отсутствие атмосферы на астероиде.

Ссылка: nasa.gov

Обсудить

 

На брифинге для прессы 20 июля НАСА объявило официальные даты старта миссии «Артемида 1», т. е. первого испытательного полета сверхтяжелой ракеты SLS и корабля Orion. Согласно текущим планам, старт состоится 29 августа, 2 или 6 сентября. «Орион» после запуска отправится к Луне и проведет на ее орбите несколько недель, после чего вернется к Земле и выполнит посадку в Тихом океане.

Все задержки и переносы миссии «Артемида-1» в 2022 году были связаны с ракетой SLS. 2 июля она была доставлена со стартовой площадки, где проходили генеральные предстартовые испытания, в монтажно-испытательный комплекс. Специалисты не смогли довести испытания до конца, но решили «засчитать» успешно завершенную часть и начать подготовку к пуску. В течение июля они занимались устранением утечки водорода, обнаруженной во время испытаний. Проблемное место с негерметичным креплением находилось в двигательном отсеке. Именно устранение этой утечки стало тем этапом, после которого НАСА смогло определить даты пуска ракеты.

Официальные лица НАСА предупреждают, что ремонтные работы с ракетой и подготовка корабля еще не завершены. Если в дальнейшем работы пойдут по графику, то вывоз ракеты на стартовый стол состоится приблизительно 18 августа. Однако окончательное решение о сроках вывоза будет принято за неделю до него после проверки готовности ракеты к полету.

Двухчасовое стартовое окно 29 августа открывается в 15:33 мск. В этом случае миссия завершится 10 октября. 2 сентября пуск возможен с 19:48 мск до 21:48 мск. При старте в этот день, корабль вернется на Землю 11 октября. 6 сентября пусковое окно длительностью 1,5 часа откроется в 0:12 мск (т. е. в ночь с 5 на 6 сентября). Этот вариант миссии рассчитан на 42 дня полета с возвращением 17 октября.

Эти три пусковые окна были подобраны для «длинных» миссий продолжительностью до 6 недель. В другие дни в этом же интервале конца августа-начала сентября возможны короткие экспедиции сроком до четырех недель. Представители НАСА отмечают, что у них нет принципиальной необходимости выбирать именно длинный перелет. Короткая схема позволит точно так же выполнить все цели испытаний. Для корабля одной из основных таких целей является проверка надежности теплозащитного покрытия при входе в атмосферу Земли со второй космической скоростью.

Серьезные ограничения на выбор стартовых окон накладывает регламент работы с ракетой SLS. Так, батареи в ее системе аварийного прекращения полета рассчитаны только на 20 суток. Если пуск не состоится в течение этого срока после вывоза ракеты, ее необходимо будет вернуть в МИК. Подробнее о сложностях выбора пусковых окон для миссии «Артемида-1» можно прочитать здесь.

Следующая возможность запуска миссии появится с 20 сентября по 4 октября. Перенос на эти даты будет для НАСА нежелательным по двум причинам. Во-первых, у инженеров будет очень мало времени на замену батарей в системе прерывания полета между 6 и 20 сентября. Во-вторых, в конце сентября-начале октября время старта будет приходиться на ночное время.

Ссылка: spacenews.com

Обсудить

 

1. Запуск «Луны-25» переносится на следующий год из-за проблем с одним из приборов.

ТАСС со ссылкой на два «источника в ракетно-космической отрасли» сообщает, что запуск станции «Луна-25», вероятно, будет перенесен на 2023 год или даже более поздний срок. Основная причина этого – некорректная работа прибора ДИСД-ЛР (доплеровский измеритель скорости и дальности), который используется во время посадки аппарата на Луну.

Проведенные июне испытания продемонстрировали, что точность показаний ДИСД-ЛР находится ниже расчетной, что снижает вероятность успешной посадки до приблизительно 80%. Для решения проблемы нужно либо доработать прибор, либо изменить схему и алгоритмы посадки.

Официально решение о переносе миссии пока не было утверждено, но, вероятно, это произойдет в ближайшее время.

2. Запуск лунохода VIPER сдвигается на один год.

Запуск американского лунохода VIPER, предназначенного для поиска льда в затененных областях на южном полюсе Луны, не состоится в конце 2023 года. Это решение НАСА связывает с необходимостью провести дополнительную отработку посадочной станции.

Для доставки VIPER на Луну будет использован посадочный аппарат Griffin компании Astrobotic. Соответствующая услуга оплачивается НАСА в рамках программы CLPS (коммерческая доставка грузов на Луну). Агентство посчитало, что Astrobotic необходимо провести дополнительные наземные испытания своей платформы для подтверждения и повышения ее надежности. В результате, запуск VIPER будет сдвинут с конца 2023 года на ноябрь 2024.

За расширение испытательной программы НАСА заплатит компании Astrobotic дополнительно $67,8 млн. Общие расходы на посадочную платформу для VIPER, таким образом, составят $320,4 млн.

В конце текущего года Astrobotic в рамках той же программы CLPS планирует запустить более легкий посадочный аппарат Peregrine.

Космическая лента

Обсудить

15 июля 2022 года госкорпорация Роскосмос, более четырех лет беспокойно лежавшая в больших руках Дмитрия Олеговича Рогозина, получила нового руководителя – Юрия Ивановича Борисова. Борисов работал в Правительстве России с 2008 года: он начал государственную карьеру в качестве замминистра промышленности и торговли, затем перешел в Военно-промышленную комиссию. С 2012 по 2018 годы он был заместителем министра обороны и курировал реализацию гособоронзаказа, а в 2018 году стал вице-премьером по ОПК и космической отрасли.

Смена власти в Роскосмосе спровоцировала всплеск разговоров о перспективах российской космонавтики, слегка пробудив аудиторию, которую в последние годы погрузила в нервно-депрессивный сон всепоглощающая информационная активность Дмитрия Рогозина. Впрочем, в длинном списке бессмысленных дискуссий нынешние рассуждения о будущем Роскосмоса займут одно из почетных мест. И дело отнюдь не в Борисове.

Сейчас общая ситуация в России, в т. ч. экономическая, находится в турбулентном состоянии. В этом режиме по определению невозможно делать какие-либо прогнозы. Однажды это время закончится. Тогда мы остановимся, посмотрим, в каком состоянии оказалась отрасль, и сможем предположить, в каком направлении она двинется дальше.

Имеют определенный смысл более конкретные разговоры об отдельных программах и направлениях работы прямо сейчас: будет ли закрыт проект «Союза-5»? Получит ли корабль «Орел» новое имя? Откажется ли Роскосмос от научной космонавтики и от новой околоземной станции? Ответ, скорее всего, отрицательный.

Оглянувшись на последние 10 лет, мы легко заметим, что глобальные решения в Роскосмосе принимаются под влиянием объективных обстоятельств, а не по воле руководителя – эта воля, конечно, проявляется, но весьма редко и слабо. Вряд ли кто-то из руководителей отрасли создавал больше информационных поводов, чем Рогозин. Но на что повлияла его деятельность? Если бы он не ругался с Маском в твиттере и не выражал так ярко свои политические взгляды, то сотрудничество Роскосмоса с ЕКА и с НАСА все равно оказалось бы ровно на той же отметке, на которой оно оказалось сейчас (разве что злорадство по поводу неудач Роскосмоса было бы чуть менее открытым, но, спрашивается, на что оно влияет?). Не появилось и проектов, о которых много говорил Рогозин, вроде «Союза-6» или сверхтяжелой ракеты с метановыми двигателями. При Рогозине, каким бы ярким он ни был, Роскосмос продолжил делать то, что делал до него. Это же относится и к предыдущим руководителям отрасли.

Совсем недавно было объявлено, что основным приоритетом Роскосмоса теперь будет военная космонавтика, а также поддержание прикладной группировки спутников. Юрий Борисов подтвердил, что согласен с такой расстановкой целей. Означает ли это отказ от пилотируемой и научной космонавтики? Тоже нет. Приоритет военно-прикладной космонавтике Роскосмос отдает как минимум с 2014 года – тогда об этом объявил первый руководитель госкорпорации Игорь Комаров (не имевший, кстати, околовоенного прошлого). С тех пор научные проекты не были отменены, и отказываться от пилотируемой космонавтики Роскосмос тоже не намерен даже после затопления МКС. Для принятия подобных решений нужна воля «сверху», а ее не было. Если однажды темное решение на уровне правительства или президента будет принято, то никакого отношения к личности Борисова оно иметь не будет.

На что же может влиять руководитель Роскосмоса?

Во-первых, на реализацию уже утвержденных программ. От его управленческих талантов и кадровой политики зависит организация работы на предприятиях отрасли. Во-вторых, когда приходит время выбирать форму реализации какого-то проекта, на ней сказываются личные предпочтения руководителя. Например, Рогозин хотел видеть на сверхтяжелой ракете метан. В-третьих, когда в отрасли распределяются какие-то деньги, то от предпочтений руководства Роскосмоса – а не от официально объявленных приоритетов деятельности госкорпорации – зависит, на какие проекты их потратят. В ближайшие годы Роскосмосу предстоит разработать новую Федеральную космическую программу. На нее, вероятно, личные предпочтения Борисова успеют наложить свой отпечаток.

Нам известно, что Юрий Борисов обладает большим опытом в организации производственной деятельности в ОПК, который по своей структуре схож с ракетно-космической промышленностью. Помимо надзора за соблюдением гособоронзаказа, он занимался финансовым оздоровлением предприятий и конверсией/диверсификацией их производств. Одной из своих задач Борисов назвал создание «серийного производства» военных и прикладных спутников. Вероятно, основное внимание он действительно уделит именно этой теме.

Кроме того, нам известно, что Борисов, будучи человеком старой закалки, не стремится к онлайн-публичности. У него не было аккаунтов в соцсетях до прихода в Роскосмос, и вряд ли они появятся теперь. С другой стороны, он не боится традиционных СМИ и любит давать большие интервью как государственным каналам, так и РБК. Так что опасаться того, что Роскосмос станет слишком закрытым, тоже не стоит. А если внимательно прочитать все эти интервью, то складывается впечатление, что Борисов, как минимум, человек неглупый.

Об отношении нового руководителя Роскосмоса к текущим проектам госкорпорации можно сказать лишь то, что они не вызывают у него резкой аллергии. В противном случае он не постеснялся бы критиковать их во время своих публичных выступлений с позиции вице-премьера, отвечающего за космос. Вероятно, четкого мнения у него пока просто нет. Оно сложится в течение ближайших месяцев, когда Борисов начнет погружаться в курс дел. После этого могут произойти определенные коррекции курса: например, отказ от Байтерека в пользу стартовой площадки для «Союза-5» на Восточном, если он сочтет идею развития Байконура бесперспективной (это всего лишь спонтанный пример для иллюстрации).

Также можно ожидать кадровых перестановок. Ведь Рогозин расставил своих людей на очень многие посты и в офисе Роскосмоса, и на подведомственных предприятиях. Сроки перестановки кресел в отрасли будут зависеть от того, достаточно ли подходящих людей есть на примете у Борисова.

Работа руководителя Роскосмоса очень комплексная. Она связана и с управлением большой промышленностью, и с выработкой стратегии развития космонавтики в стране, включая научную деятельность. У нее есть и важная дипломатическая составляющая. Все, что мы пока знаем о Борисове, касается лишь первого аспекта. Делать далекоидущие выводы из-за его околовоенного прошлого не следует. Например, Владимир Поповкин, пришедший в Роскосмос из армии, сначала отмахивался от частной космонавтики, а потом загорелся ее идеями и, кроме этого, много сил вложил в то, чтобы выбить Роскосмосу хорошие условия в программе «Экзомарс» (F). Взгляды нового руководителя формируются по мере погружения в тему. Каким руководителем Борисов станет для Роскосмоса, вероятно, пока не знает даже он сам.

Космическая лента

Обсудить