11 декабря Госкомиссия официально утвердила дату запуска Многофункционального лабораторного модуля «Наука» к МКС. Это должно произойти через 12 месяцев, 20 декабря 2018 года. В начале декабря начались приготовления к отправке на Байконур европейской роботизированной руки ERM, которая будет установлена на внешней поверхности модуля. Отправка на космодром ERM и другого оборудования, предназначенного для МЛМ «Наука», запланирована на февраль 2018 года. Сам модуль должен быть отправлен на Байконур в марте.

Все предстартовые проверки, которые займут семь месяцев, «Наука» будет проходить уже на космодроме. В резерве на возможные сложности у инженеров останется всего несколько недель, поэтому возможность переноса запуска на 2019 год сохраняется. Также следует учитывать, что на данный момент не завершена работа по очистке топливных баков МЛМ. От ее результатов будет зависеть сама возможность запуска модуля.

Ссылка: russianspaceweb.com

Обсудить

С начала реформы космической отрасли, когда Федеральное космическое агентство было преобразовано в госкорпорацию, Роскосмос постоянно сравнивают с другой госкорпорацией – «Росатом». И сама реформа, несомненно, в какой-то мере была продиктована желанием перенести на космическую отрасль опыт «Росатома», который считается относительно успешным.

Государственные корпорации (не нужно путать их с публичными акционерными обществами, принадлежащими государству) – особая организационная форма компаний, придуманная в России при Путине. Госкорпорации являются некоммерческими предприятиями, которые напрямую принадлежат государству и обладают особым статусом, который защищает их от контроля со стороны надзорных органов и позволяет вести весьма непрозрачную деятельность. Помимо «Росатома» существуют госкорпорации «Ростех», «Роснано», Внешэкономбанк, печально известный «Олимпстрой» и другие.

Все госкорпорации очень отличаются, и цели у них могут быть различные. «Ростех» – огромный конгломерат, который контролируется Сергеем Чемезовым (другом Путина по работе в Германии) и пытается поглотать почти любые предприятия в России в области авиации, электроники, машиностроения и оборонной промышленности. Входящие в него компании ведут обычную приносящую доход деятельность, но перечисляют прибыль своему единственному акционеру – «Ростеху». Цель «Ростеха» – зарабатывать деньги. Время от времени «Ростех» пытается удивить страну инновациями вроде «убийцы iPhone», но выглядит это довольно позорно.

«Росатом» от него не сильно отличается. Он является наследником Федерального агентства по атомной энергии. «Росатом» владеет и управляет российскими атомными электростанциями (т.е. продает сгенерированную ими электроэнергию) и предприятиями по изготовлению ядерного топлива, а также разрабатывает, производит и экспортирует атомное оборудование как по заказу государства, так и на экспорт. Другими словами, как и «Ростех», «Росатом» управляет предприятиями, которые получают прибыль за счет продажи внешним субъектам произведенных ими товаров и услуг.

«Роскосмос» работает иначе. Он отвечает не только за производство, но и за потребление продукции ракетно-космической отрасли. Производимые отраслью «товары и услуги» не приносят прибыль «Роскосмосу», потому что покупаются им самим, а не сторонними клиентами. Если бы «Ростех» или «Росатом» сами выкупали продукцию собственных предприятий, ни о какой прибыли этих госкорпораций не могло бы быть и речи. Ругать «Роскосмос» за убыточность – это почти то же самое, что обвинять в отсутствии прибыли Министерство здравоохранения или образования.

Небольшое исключение для «Роскосмоса» – это коммерческие услуги по запуску иностранных космических аппаратов и деятельность по доставке иностранных астронавтов на МКС. Они приносят прибыль, но она настолько мала, что не может вывести в плюс даже баланс самих предприятий, которые занимаются этой деятельностью – ГКНПЦ им. Хруничева и РКК «Энергия». О каких-то дивидендах Роскосмосу и говорить не приходится (а еще следует учитывать, что РКК «Энергия» принадлежит государству лишь на 38%).

Целью «Роскосмоса» является не просто контроль за функционированием предприятий отрасли. Он отвечает за фундаментальные научные исследования, выполнение программы пилотируемых полетов и т.п. Одна только работа на МКС поглощает треть бюджета «Роскосмоса», а ведь она даже в теории не может приносить прибыль. С точки зрения госкорпорации, поддержание работы российского сегмента МКС – это чистый убыток на десятки млрд рублей в год.

Значит ли это, что ситуация безвыходная? Нет. Только то, что форма госкорпорации, которая в принципе является весьма сомнительным изобретением, совсем не подходит для ракетно-космической отрасли. Между атомной и космической промышленностью есть большая разница. Согласно международным договорам, атомная промышленность должна находиться полностью под контролем государств. Но вот производимая ей продукция – электроэнергия – интересует множество потребителей. Рынок предложения в атомной промышленности на 100% монополизирован государством, рынок спроса – диверсифицирован. Форма госкорпорации, отвечающей за предложение, на такую модель отрасли накладывается хорошо.

В космонавтике все почти наоборот. В теории, нет никаких причин для монополизации рынка предложения космической техники и услуг. Так и работает космонавтика во всем мире: в большинстве стран компании ракетно-космической отрасли не принадлежат государству, а если и принадлежат, то существуют на равных условиях с частными предприятиями. А вот рынок спроса, наоборот, сильно монополизирован государством. В России – на 100%, в США – более чем наполовину. Почти вся продукция космической отрасли интересует только государство. Исключениями являются сфера космической связи, которая в России представлена ФГУП «Космическая связь» и также принадлежащим государству ПАО «Газпром космические системы», и только зарождающаяся сфера съемки поверхности Земли низкоорбитальными космическими аппаратами.

Объединение отрасли в единую госкорпорацию накладывает на нее двойные ограничения. Во-первых, оно препятствует диверсификации рынка предложения. Новые, более эффективные предприятия не могут появляться в такой системе. А ведь именно они позволили США за 10 лет почти полностью вытеснить Россию с рынка пусковых услуг.

Во-вторых, рынок спроса тоже ограничивается исключительно государством. В США ежегодные инвестиции в ракетно-космическую отрасль превышают $35 млрд, из которых на бюджет НАСА приходится только $19 млрд. В России инвестиции в ракетно-космическую отрасль почти полностью равны расходной части бюджета госкорпорации «Роскосмос». «Роскосмос» обладает возможностью навязывать своих поставщиков даже не зависящим от него компаниям, таким как ГКС, что делает их услуги неконкурентоспособными на мировом рынке.

Другая проблема – отсутствие мотивации у предприятий для развития. Компании ракетно-космической отрасли не заинтересованы в том, чтобы быть прибыльными, поскольку прибыль будет изъята Роскосмосом для финансирования убыточных направлений.

12 декабря на конференции «Космос как бизнес» помощник президента России Андрей Белоусов предложил отменить Федеральные целевые программы, обеспечивающие госзаказ в ракетно-космической отрасли. В условиях, когда отраслевой заказ в стране на 100% обеспечивается государством, такая реформа может иметь два результата. Либо вся космическая деятельность, не приносящая прибыль, будет прекращена. Либо заказ будут напрямую обеспечивать заинтересованные ведомства (например, Росгидромет будет заказывать разработку и эксплуатацию спутника «Электро-Л», а Академия наук – разработку исследовательской станции «Луна-Глоб». В этом случае появляется угроза того, что деньги, сэкономленные на закрытии целевой программы, не достанутся бюджетам соответствующих ведомств (наподобие РАН). Таким образом, расходы на научно-исследовательскую космонавтику все равно сократятся.

Формально в результате отказа от целевых программ госкорпорация «Роскосмос», конечно, сможет стать прибыльной, но фактически расходы государства не уменьшатся – просто они будут проходить через другие ведомства, которым придется платить за ту же космическую технику и услуги даже больше, чем сейчас, ведь «Роскосмос» начнет закладывать в цены свою прибыль. Из-за этого само существование «Роскосмоса» потеряет всякий смысл, ведь потребители космических услуг могли бы размещать свои заказы напрямую на предприятиях ракетно-космической отрасли без прослойки в виде госкорпорации. Но то же самое можно сказать и о «Ростехе».

Нынешняя форма организации космической отрасли неэффективна, но отказ от целевого госзаказа в области космической деятельности ее не исправит. Отрасли нужны рыночные реформы, которые повысят самостоятельность предприятий, создадут понятные и честные условия распределения госзаказа и заложат основу для появления независимых потребителей космических услуг.

Космическая лента

Обсудить

Blue Origin продолжила испытания суборбитальной ракетной системы New Shepard

12 декабря в западной части Техаса состоялся новый полет ракеты New Shepard. Она достигла высоты 99,27 км выше уровня моря. После этого капсула отделилась от ракеты и совершила посадку на парашютах, а сама ракета вернулась на стартовую площадку при помощи собственного кислородно-водородного двигателя BE-3.

New Shepard – многоразовая ракета с отделяемой капсулой, способная совершать полеты на высоту более 100 км. Капсула способна доставить за формальную границу космоса до шести пассажиров или научные эксперименты.

Данный полет стал седьмым с начала испытаний системы New Shepard, но только первым в 2017 году и первым для новой – третьей – версии аппарата. Известно, что он отличается от предшественника наличием окон размером 70x110 см в капсуле и улучшенной теплозащитой. Компания Blue Origin назвала капсулу Crew Capsule 2.0 («Пилотируемая капсула 2.0»). Остальные изменения в конструкции упростят многоразовое использование ракеты. Для пилотируемых полетов будет создана четвертая версия системы.

Во вчерашнем полете в капсуле находились 12 исследовательских и образовательных экспериментов. Максимальная высота подъема капсулы составила 99,39 км. Ее скорость в момент касания Земли – около 1,6 км/ч.

Запуск корабля Dragon к МКС состоится не раньше 15 декабря

Компания SpaceX вновь перенесла пуск ракеты Falcon 9 с грузовым кораблем Dragon (миссия CRS-13). На этот раз причиной стала не неготовность стартовой площадки №40, которая была восстановлена после прошлогодней аварии. Задержка связана с тем, что в ходе предстартовых проверок в топливной системе второй ступени Falcon 9 были обнаружены посторонние частицы. Если пуск не удастся выполнить 15 декабря, то он состоится только в конце месяца.

Космическая лента

Обсудить

На конференции «Космос как бизнес» помощник президента России и бывший глава Минэкономразвития Андрей Белоусов назвал неэффективной работу «Роскосмоса» и призвал корпорацию перестроить модель ведения бизнеса. «Эта огромная масса людей ни фига не может заработать деньги. Это нормально? Вот, если так по-простому говорить, что из себя сегодня представляет «Роскосмос» – отметил Белоусов. Подробнее о заявлении помощника президента можно прочитать в «Ведомостях».

У меня складывается ощущение, что господин Белоусов в принципе слабо понимает, о чем говорит. Во-первых, по его словам, в Роскосмосе работает более 200 тысяч человек. Это не так. Приблизительно такое количество людей числится в штате всех предприятиях ракетно-космической отрасли. Но в самом Роскосмосе работает всего несколько сотен человек.

Во-вторых, требование прибыльности звучит просто бессмысленно. Космические агентства ни в одной стране мира не приносят прямую прибыль государству, потому что это не является целью их существования. От НАСА государственный бюджет США получает 0 долларов при затратах около $19 млрд в год. Эти деньги – инвестиции в развитие науки и ракетно-космической отрасли в целом. В каком-то виде они возвращаются в будущем в виде налоговых поступлений и в виде новых технологий, которые найдут применение в промышленности (и, опять же, увеличат налоговые поступления), но прямой прибыли от НАСА не существует. С тем же успехом можно обвинить в отсутствии прибыли министерство образования или здравоохранения.

Подобное непонимание функций государства стало типичным для российских чиновников в последние 15 лет. В их понимании, целью существования всех институтов государства и, собственно, самого государства является зарабатывание денег. Любые фундаментальные научные исследования и долгосрочные инвестиции без конкретного плана возврата вложений в рамках этой парадигмы не имеют смысла.

Ошибочное толкование сложившейся ситуации Белоусовым связано еще и с тем, что форма организации Роскосмоса – госкорпорация – не соответствует задачам, стоящим перед российской космонавтикой. А они аналогичны задачам космической отрасли во всех странах мира. Это проведение фундаментальных научных исследований, повышение эффективности промышленности и увеличение спроса на космическую технику и услуги со стороны частного бизнеса. Последнее должно привести к снижению финансовой нагрузки на государство и, в конечном итоге, вывести отрасль из состояния монополизации рынка спроса государством.

Космическая лента

Обсудить

11 декабря президент США Дональд Трамп подписал Директиву о космической политике №1, которая предписывает американскому космическому агентству осуществить высадку людей на Луну до организации экспедиции на Марс. В основу указа, который меняет вектор развития всей американской космической программы, легли рекомендации Национального совета по космосу. Этот совет был воссоздан Трампом несколько месяцев назад.

«На этот раз мы не только оставим флаг и отпечатки своих ног, мы заложим основу для того, чтобы в конечном итоге полететь на Марс». – объявил Трамп. Под «основой», вероятно, имеется в виду лунная инфраструктура, которая может оказаться полезной при организации марсианской экспедиции.

В заявлении НАСА говорится о поддержке новой политики, которая будет приводиться в исполнение «с коммерческими и международными партнерами ради экспансии человечества по Солнечной системе и получения новых знаний и технологий, полезных на Земле». Новую инициативу Трампа уже поддержали крупные компании американской ракетно-космической отрасли. Вероятно, к США захочет присоединиться и Европейское космическое агентство, которое уже несколько лет продвигает концепцию «лунной деревни».

Пока что нет никакой информации о финансировании и сроках реализации новой программы. Вероятно, в ее основу будет положена уже разрабатываемая техника: сверхтяжелая ракета-носитель SLS, первый полет которой состоится в 2019-2020 году, и новый корабль «Орион» (Orion), способный совершать полеты в окололунное пространство. В дополнение к ним НАСА понадобится посадочный модуль – предложение о его разработке уже поступало от компании Blue Origin – и различная техника для работы на поверхности Луны, включая жилые модули.

Если текущие планы НАСА не будут кардинально изменены, то в первой половине 2020-х годов США вместе с международными партнерами начнет строительство окололунной орбитальной станции Deep Space Gateway, а во второй половине десятилетия или в начале 2030-х возобновит полеты на поверхность Луны, используя станцию на орбите в качестве перевалочного пункта.

Предыдущая попытка вернуться на Луну была предпринята США в 2004 году во времена президента Джорджа Буша-младшего. В рамках программы «Созвездие» (Constellation) началась разработка корабля «Орион» и ракеты «Арес» (Ares). Программа предполагала начало полетов на Луну в 2020 году, но в 2010 году была закрыта новым президентом США Бараком Обамой в связи с большим перерасходом средств и неудовлетворительными результатами. Тем не менее, пилотируемый корабль смог пережить программу, поменяв лишь имя, а новая ракета SLS в основном будет способна заменить «Арес».

Ссылка: spacenews.com

Обсудить

Уже через несколько месяцев ожидается запуск второго за последние несколько лет космического аппарата, целью которого является посадка на Луну. Ровно четыре года назад на Луну, впервые с 1976 года, отправилась китайская миссия «Чанъэ-3» (Chang’e 3). А на март 2018 года запланирован запуск индийской миссии «Чандраян-2» (Chandrayaan 2).

«Чандраян-2» будет состоять из орбитального и посадочного аппаратов. Последний также будет нести на себе маленький луноход. На первоначальных этапах разработки миссии предполагалось, что индийский луноход будет доставлен на спутник Земли на российской посадочной платформе «Луна-Ресурс», однако после переноса российской миссии на 2020-е годы от этого плана Индия отказалась. Она самостоятельно занялась разработкой и орбитального модуля, посадочного аппарата. На эту работу у Индийского космического агентства ушло около четырех лет. В наследство от совместного проекта осталось намерение совершить посадку вблизи южного полюса Луны.

Для запуска миссии будет использована ракета-носитель GSLV Mk II, первый успешный полет которой состоялся в 2014 году. Ракета способна выводить до 5 т на низкую орбиту Земли или до 2,5 т на геопереходную. Такая грузоподъемность существенно ограничивает максимальную массу лунной миссии. Общая масса «Чандраяна 2» при запуске составит 3,25 т. Он будет выведен на эллиптическую опорную орбиту, после чего начнет длительную программу подъема апогея собственными двигателями. Аналогичные операции у марсианской миссии «Мангальян» (Mangalyaan) заняли три недели.

Когда апогей орбиты космического аппарата превысит радиус орбиты Луны, он выполнит маневр для перехода на ее орбиту, а затем будет скруглять свою орбиту до круговой с высотой около 100 км. После достижения этой высоты посадочная платформа отделится от спутника и начнет самостоятельный полет к Луне, а сам орбитальный зонд приступит к научным наблюдениям.

После отделения от спутника посадочная платформа начнет торможение, который снизит ее высоту до 18 км. Последующие посадочные операции разделены на три этапа. Первый этап – «фаза грубого торможения», при котором снижение высоты продолжится без контроля за параметрами поверхности. Он продлится до 7 км. С высоты 7 км («фаза уточненного торможения») камера на посадочном аппарате начнет съемку поверхности, которая позволит уточнить относительное положение аппарата и скорость снижения. Бортовой компьютер автоматически скорректирует маршрут, чтобы попасть в заданный район. Станция зависнет в высоте 100 м над точкой посадки, после чего приступит к заключительному этапу снижения. На нем будет задействована система определения опасных участков (крупных камней и провалов) для выбора конечной точки посадки.

Луноход должен быть спущен с посадочной платформы через короткое время после приземления.

Орбитальный аппарат миссии «Чандраян-2» похож на первую исследовательскую станцию Индии – лунный спутник «Чандраян-1». Аппарат должен будет проработать один год на орбите Луны. Его масса составит 1,4 т, и он будет нести на себе больше всего научной аппаратуры. Набор инструментов спутника включает камеру высокого разрешения OHRC, стереокамеру для топографического картирования Луны TMC-2, рентгеновские спектрометры CLASS и XSM для поиска определенных химических элементов (магния, алюминия, кремния, кальция, титана, железа) на поверхности Луны. Также на спутнике установлен нейтронный масс-спектрометр ChASE-2, инфракрасный спектрометр IIRS и радар SAR, работающий в диапазоне 1-4 ГГц.

Посадочный аппарат имеет форму усеченной пирамиды. Его масса составляет 1,25 т. Двигательная система состоит из четырех маршевых двигателей общей тягой 3,2 кН (330 кгс) и восьми двигателей контроля высоты и ориентации тягой 50 Н (5,1 кгс) каждый. Платформа будет напрямую передавать информацию в приемный центр на Земле при помощи поворотной двусторонней антенны, работающей в S-диапазоне. Ожидаемый срок активного существования аппарата – один лунный день, т.е. приблизительно 14 земных суток.

На посадочной платформе будет установлено три инструмента: ILSA для изучения лунотрясений и любой активности эндосферы Луны, ChaSTE для изучения температурных условий и RAMBHA для измерения плотности приповерхностной плазмы.

Луноход имеет массу всего 20 кг. Как и платформа, он должен будет проработать только до наступления первой лунной ночи. На нем будут установлены навигационная стереокамера и два научных инструмента: активный индуцирующий спектрометр LIBS и рентгеновский альфа-спектрометр APIXS. Первый предназначен для поиска легких, второй – для поиска тяжелых химических элементов в поверхностном слое лунного реголита.

Ссылка: planetary.org

Обсудить

Новозеландско-американская компания Rocket Lab планирует возобновить летные испытания сверхлегкой ракеты «Электрон» (Electron) на следующей неделе. Вывод ракеты на стартовую площадку состоялся в пятницу 8 декабря, а ее старт можно ожидать каждый день между 4:30 и 8:30 мск начиная с понедельника 11 декабря.

«Электрон» – двухступенчатая ракета-носитель сверхлегкого класса, использующая кислородно-керосиновые двигатели «Резерфорд» (Rutherford) собственной разработки. Она будет способна выводить 150 кг полезного груза на солнечно-синхронную орбиту высотой 500 км или до 225 кг на низкую опорную орбиту. Диаметр ракеты составляет 1,2 м, высота – 17 м. Стартовая площадка расположена на полуострове Махиа на юго-восточном побережье Северного острова Новой Зеландии. Это место было выбрано ради возможности запуска в широком диапазоне орбит, включая солнечно-синхронные, с наклонениями от 39 до 98 градусов.

Заявленная коммерческая стоимость одной миссии ракеты «Электрон» составляет $4,9 млн. После переноса головного офиса в США компания Rocket Lab получила венчурный контракт от НАСА на $6,9 млн, а суммарные инвестиции в нее в настоящий момент составляют около $150 млн.

Первая попытка пуска ракеты 25 мая 2017 года окончилась неудачно. У ракеты возникли проблемы с управлением ориентацией. Получение телеметрической информации от нее прекратилось на высоте 224 км.

Второй пуск «Электрона» откладывался неоднократно с ноября, затем с 8 и 9 декабря. Сегодняшний перенос с 9 на 11 декабря объясняется неблагоприятным прогнозом погоды в районе стартовой площадки.

Во втором пуске полезной нагрузкой будут три «кубсата». Если испытания пройдут успешно, то в конце первого квартала 2018 года «Электрон» будет использован для запуска лунной станции MX-1E от компании Moon Express. Эта миссия разрабатывается в рамках конкурса Google Lunar X-PRIZE. MX-1E должен будет доставить на Луну небольшой луноход и несколько приборов от коммерческих заказчиков Moon Express.

Космическая лента

Обсудить