26 декабря в 22:00 мск с космодрома Байконур должна стартовать ракета-носитель «Зенит» со спутником «Ангосат-1», разработанным РКК «Энергия». Создание спутника связи было профинансировано кредитами российских банков, но заказчиком выступает Ангола – об этом контракте сумел договориться еще Дмитрий Медведев в бытность свою президентом. Российские компании достаточно редко создают спутники для иностранных заказчиков. Но этот пуск примечателен сам по себе еще и тем, что он станет первым для российской компании S7 Space, нового оператора космических запусков.

Группа компаний S7 пришла в космическую отрасль в 2016 году, выкупив у РКК «Энергия» корабли проекта «Морской старт»/Sea Launch, предназначенные для пусков украинских ракет «Зенит» с экватора, что повышает их грузоподъемность. Проект Sea Launch был заморожен с 2014 года из-за финансовых проблем и остановки производства «Зенитов» украинским ПО «Южмаш».

Считается, что S7 заплатила за стартовую платформу Odyssey и сборочно-командное судно Sea Launch Commander около $150 млн. При этом РКК «Энергия» обязалась компании Boeing –миноритарному совладельцу проекта – покрыть накопленные Sea Launch долги на сумму около $300 млн. Решить проблему удалось без проблем. Роскосмос, который заказывает у РКК «Энергия» корабли «Союз-МС» для доставки космонавтов на МКС, внезапно решил ради экономии сократить экипаж российского сегмента станции. Число заказанных кораблей не уменьшилось, но на них образовалось пять свободных мест. «Энергия» передала эти места американской компании в счет долга, а та, в свою очередь, перепродала их НАСА.

С 2014 года техническое сотрудничество между Россией и Украиной было заморожено, не считая исключений, сделанных по пилотируемой космической программе. Производство ракет «Зенит», в которых используются российские двигатели РД-171 и много других российских комплектующих, остановилось. Sea Launch, в свою очередь, даже в лучшие годы не был финансово привлекательным проектом. Содержание стартовой инфраструктуры – корабли базируются в калифорнийском Лонг-Бич – обходится в десятки миллионов долларов в год. Стоимость ракет «Зенит» была сравнима со стоимостью «Протонов», и высокой надежностью они не отличаются. Основные долги Sea Launch были накоплены из-за ремонта платформы, разрушенной в результате аварии ракеты. По разным оценкам, для выхода на безубыточность Sea Launch должен производить 4-6 пусков в год. Такой загрузки он достигал лишь в отдельные годы, а без «Зенитов» корабли превратились в мертвый груз. Который и купила компания S7.

Судя по первоначальным заявлениям совладельца группы компаний S7 Владислава Филева, он рассчитывал на возобновление производства ракет «Зенит». На государственном уровне Россия и Украина сотрудничать отказывались, но S7 и «Южмаш» были к этом готовы. Чиновники из двух космических агентств тоже не возражали против сотрудничества на уровне компаний. И в этих условиях было принято решение о покупке Sea Launch. S7 в результате сделки получила права на продажу всех запусков с использованием ракет «Зенит», как с «Морского старта», так и с Байконура.

В дальнейшем, увы, ситуация изменилась. Мы не знаем точно позицию властей Украины по вопросу о возобновлении производства ракет. Известно лишь, что они разрешили специалистам КБ «Южное» выехать в Казахстан для подготовки к старту уже находящейся там на хранении ракеты «Зенит». Ее пуск должен состояться завтра. Что касается России, то, судя по утверждениям источников в Роскосмосе, власти России на возобновление поставки комплектующих не согласились. Впрочем, это тоже домыслы, и точной информации у нас нет.

Выход, который сейчас рассматривает S7 – создание сборочного производства «Зенитов» в Калифорнии вблизи места базирования кораблей. Украинские и российские комплектующие будут доставляться туда напрямую, что позволит избежать взаимодействия между Россией и Украиной. Проблем у этого подхода хватает. Сборка не обойдется простой установкой двигателей в уже готовую ракету. По некоторым данным, доля российских комплектующих в американской версии «Зенита» достигнет 85%. Потребуется создать достаточно сложное производство. На этой уйдут время и деньги.

В презентации на конференции «Космос как бизнес» 12 декабря 2017 года расходы возобновление эксплуатации Sea Launch компания S7 оценила в $220 млн. По сути, речь идет об инвестициях в создание производства ракет в США. Пуски американских «Зенитов» предполагается начать в 2019 году.

В последний год Роскосмос часто приводит покупку Sea Launch компанией S7 в качестве самого успешного (а по сути единственного) примера привлечения частных инвестиций в ракетно-космическую отрасль России. Иронично, что при этом из-за нашей государственной политики больше всего от этой покупки выигрывают США. Американская ракетно-космическая отрасль получит новые рабочие места и инвестиции, даже превышающие инвестиции S7 в России, Boeing заработал на продаже мест на «Союзах», а НАСА решило проблемы с доставкой астронавтов на МКС в 2019 году без нового договора с Роскосмосом.

Космическая лента

Обсудить

В 1967 году государства, заинтересованные в полетах в космос, подписали «Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела». Этот документ регламентировал правила использования космического пространства в военных целях, но также уточнял, что суверенитет государств распространяется только на непосредственно запущенные ими космические объекты, но не на небесные тела.

В 1979 году в ООН было создано «Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах». В рамках этого соглашения провозглашается, что все тела Солнечной системы, включая Луну, являются международной собственностью, т.е. принадлежат всем государствам сразу. Среди стран, ратифицировавших соглашение, нет ни одной страны, способной выводить космические аппараты в космос. Индия и Франция подписали договор, но не ратифицировали его (т.е. не имплементировали в своем законодательстве).

Еще одним примером пространства с международным правовым статусом является Антарктида. В соответствии с конвенцией 1959 года она является международной собственностью. На самом южном материке Земли запрещена любая деятельность помимо научной. Последнее на космос не распространяется: формально государства и частные компании могут строить в космосе хоть заводы, если они используют только земные ресурсы.

Этот статус космического пространства на протяжении десятков лет устраивал все страны мира – даже космические державы, отказавшиеся подписывать Соглашение ООН. Но в последние годы ситуация изменилась. В США появилось сразу несколько компаний, объявивших, что они заинтересованы в добыче ресурсов на астероидах. Несмотря на то, что в экспертных кругах эта идея вызывает скептицизм, такие компании как Deep Space Industries (2013) и Planetary Resources (2009) смогли привлечь инвестиции на исследование этого направления. Одним из значительных препятствий для них оказалось отсутствие юридической базы для добычи ресурсов в космосе, и в 2015 году в США был принят закон «О конкурентной способности в области коммерческих и космических запусков». Этот закон не отменяет «ничейности» космических объектов, но заявляет, что любые ресурсы, добытые на них, становятся собственностью занимавшейся добычей компании.

Позднее похожий закон был принят в Люксембурге. Это европейское государство в последние годы делает ставку на космическую промышленность, оказывая новым компаниям в этой отрасли как юридическую, так и финансовую помощь. Благодаря этой государственной поддержке в Европе появились собственные стартапы, обещающие начать добычу ресурсов в космосе, такие как Kleos Spacе и OffWorld.

Наконец, в конце 2017 года свое слово на тему космических ресурсов сказал Роскосмос вместе с Министерством иностранных дел России. Они самодеятельность США не оценили. Российский МИД запланировал в 2018 году внести на обсуждение ООН дополненный договор о космосе, который запретит распространять права собственности на добытые в космосе ресурсы.

С юридической точки зрения законы США и Люксембурга можно считать противоречащими международному «Договору о космосе», хотя пространство для споров остается, ведь права на космические тела и добытые там ресурсы – это разные понятия. Они также не идут в разрез с обязательствами перед ООН (напомню, Соглашение ООН они, как и Россия, не подписали). Это создает определенную проблему. Хотя США придерживается экстерриториального принципа распространения своего законодательства (другими словами, американские суды считают, что все в мире должны соблюдать американские законы), остальные страны с этим не согласны. Они не обязаны соблюдать права добывающей компании на ее «космические ресурсы». Это не только создает предпосылки для «космического каперства», которое пока кажется не слишком серьезной угрозой. Но если добыча на астероидах начнется, то компании из большинства стран мира просто не смогут стать клиентами условной Planetary Resources, торгующей «всеобщими» ресурсами.

В будущем ситуация усложнится, даже если не воспринимать всерьез саму идею добычи ресурсов в космосе. Давайте представим ситуацию с международной лунной базой, в которой НАСА решило отдать на аутсорс добычу лунного льда для снабжения этой базы компании Moon Express – опять же чисто для примера. С точки зрения международных партнеров по лунной базе, это действие будет противоправным.

Нельзя не отметить и то, что США, столкнувшись с законодательной проблемой, даже не пытались решить ее через международные институты. Они в одностороннем порядке ввели закон в расчете на то, что де-факто никто не сможет им воспрепятствовать.

Есть и другая сторона. Изучение и освоение космоса продвигаются медленно. В первую очередь это связано с тем, что для бизнеса освоение космоса не представляет никакого интереса, а финансовые ресурсы, доступные государственным космическим агентствам, очень невелики. В этой ситуации любые дополнительные инвестиции в космонавтику приносят пользу, а в добычу ресурсов с астероидов один только Люксембург готов вложить $200 млн. В 2018 году Россия собирается все эти инвестиции лишить смысла, что, несомненно, пагубно скажется на темпах освоения космоса.

У «коммунистического» статуса космоса есть свои преимущества, но в долгосрочной перспективе он станет блокирующим фактором для любых частных инвестиций в использование космического пространства. Нынешняя ситуация, конечно, недопустима, но это не значит, что требуется заблокировать и запретить частную деятельность в космосе на международном уровне. Наоборот, в ООН необходимо урегулировать вопрос прав на космические тела и космические ресурсы, т.е. создать правила, приемлемые и обязательные для всех стран.

Космическая лента

Обсудить

Пилотируемый полет New Shepard состоится в конце 2018 года

18 декабря компания Blue Origin провела пресс-конференцию, посвященную успешному полету суборбитальной системы New Shepard 12 декабря. New Shepard – многоразовая ракета с отделяемой капсулой, способная совершать полеты на высоту более 100 км. Капсула может доставить за формальную границу космоса (100 км) до шести пассажиров или научные эксперименты. Декабрьский запуск произошел спустя более чем год после предыдущего полета. На этот раз была использована новая капсула и модернизированная версия ракеты. Было и организационное новшество: испытания прошли с использованием лицензии Федерального космического агентства США, что позволило поместить в капсулу полезную нагрузку от коммерческих заказчиков. Предыдущие полеты проходили под действием разрешений на экспериментальный суборбитальный полет.

Директор по безопасности полетов Blue Origin Джефф Эшби на пресс-конференции рассказал о грядущих планах Blue Origin. По его словам, первый пилотируемый суборбитальный полет New Shepard состоится приблизительно через год. Точная дата будет зависеть от хода испытаний, график которых расписан на весь 2018 год. Коммерческие полеты с людьми на борту начнутся не ранее, чем через 1,5-2 года.

Запуск космической обсерватории «Спектр-РГ» в 2018 году не состоится

Газета «Известия» сообщила, что запуск космического телескопа «Спектр-РГ», который планировался на осень 2018 года, будет перенесен. Формально его ожидают не ранее весны 2019 года, но в действительности космический аппарат пока просто не готов к запуску. В НПО им. Лавочкина не был доставлен летный образец радиокомплекса, который должен обеспечивать связь телескопа с Землей в X-диапазоне. За его разработку отвечает компания «Российские космические системы». Что именно привело к задержке в разработке системы связи, пока неизвестно, но газета со ссылкой на свои источники утверждает, что задержка связана с отсутствием необходимых импортных электронных компонентов. Аналогов для них в России не производят.

Проект «Спектр-РГ» разрабатывается при международном участии. Один из двух телескопов для обсерватории был создан в Институте им. Макса Планка в Германии. Для российского телескопа зеркало было изготовлено в США. Формально не существует препятствий для поставки электронных компонентов в Россию из Европы для проектов, не связанных с военной техникой. С американскими санкциями ситуация аналогичная, но, согласно правилам регулирования ITAR, любая сделка по продаже электроники класса space в Россию должна быть одобрена Государственным департаментом США. Первый случай запрета экспорта произошел в 2013 году, когда получить электронику не смогли разработчики военного спутника «Гео-ИК». С 2014 года разрешения на поставку из США космической электроники в Россию практически не выдаются. Тем не менее, учитывая американское участие в проекте, шансы договориться с США остаются.

Кроме того, нельзя исключать, что проблемы РКС не связаны с отсутствием комплектующих или связаны лишь косвенно. Например, компания сама приняла решение не закупать американскую электронику в ожидании разработки российских элементов, которые еще не готовы. Либо задержка вызвана совсем иными причинами.

Ведущий научный сотрудник Государственного астрономического института имени Штернберга Сергей Попов считает, что очередной перенос запуска «Спектр-РГ» ощутимо снизит научную ценность его работы. «Астрофизики связывают со «Спектром-РГ» множество надежд. – отметил Попов. – Его основная задача – изучение горячих газов в скоплениях галактик. Когда телескоп задумывался, эта информация была бы сверхценной. Но чем дальше откладывается запуск, тем больше данных со «Спектра-РГ» станет лишь гарниром к основному блюду, приготовленному наземными радиотелескопами».

Космическая лента

Обсудить

14 декабря французско-итальянская компания Thales Alenia Space объявила о своем сотрудничестве с американской компанией Boeing по программе NextSTEP-2

НАСА инициировало программу NextSTEP в 2014 году, чтобы проводить научно-исследовательские работы по перспективной технике для полетов в дальний космос. На деньги агентства частные компании из США разрабатывают концепции жилых и двигательно-энергетических модулей. Общее финансирование программы со стороны НАСА составляет $65 млн.

Ранее Thales Alenia Space уже заключила соглашения с двумя другими участниками программы – Lockheed Martin и Orbital ATK. Во всех трех случаях европейская компания помогает с разработкой базовых конструкций, систем обеспечения жизнедеятельности и систем обеспечения температурного режима жилых модулей. Для Orbital ATK итальянская компания поставит корпус модуля целиком. Он аналогичен корпусу грузового космического корабля Cygnus, который также делает Thales.

У итальянского подразделения Thales Alenia Space наработан огромный опыт по созданию жилых модулей для космоса. Компания создала пять модулей для МКС, включая два европейских («Купол»/Cupola и «Коламбус»/Colombus) и три американских (Многоцелевой модуль «Леонардо»/PPM, «Гармония»/Harmony, «Спокойствие»/Tranquility).

Японский стартап собрал средства на лунную миссию

Компания ispace объявила об успешном завершении раунда А сбора инвестиций. Она смогла привлечь $90,2 млн, которые пойдут на разработку спутника Луны и посадочного аппарата для доставки грузов на Луну. В компанию вложились японские банки и инвестиционные фонды, а также Suzuki Motors, Dentsu и Japan Airlines.

Компания была основана в 2010 году в Токио. Она ставит себе целью разработку транспортной системы для доставки грузов на орбиту и поверхность Луны, а также занимается научно-исследовательскими работами по использованию лунных ресурсов. ispace сформировалась вокруг японской команды Hakuto, участника конкурса Google Lunar Z-PRIZE. Team Hakuto является одним из финалистов конкурса. Она планирует запустить свой мини-луноход вместе с индийской командой Team Indus на ракете-носителе PSLV, однако деньги на запуск команды пока не собрали. Основателем ispace и Team Hakuto является Такеши Хакамада, главный конструктор – Казуя Йошидо, профессор аэрокосмических систем из Университета Тохоку.

Первая демонстрационная миссия запланирована на IV квартал 2019 года. Она будет состоять из одного орбитального аппарата, который начнет наблюдение поверхности Луны и в дальнейшем будет отвечать за обеспечение связи посадочного аппарата с Землей. Посадочный аппарат предполагается запустить на втором этапе в конце 2020 года. Он должен будет подтвердить правильность конструкторских решений, а также доставить на спутник Земли несколько маленьких луноходов. Полезная нагрузка посадочной платформы составит около 30 кг.

Разработка космических аппаратов уже началась. Носитель для их запуска еще не выбран, но ispace рассматривает возможность запуска своих миссий на Falcon 9 компании SpaceX в качестве попутной нагрузки. Если демонстрационные миссии окажутся успешными, ispace начнет регулярные полеты для доставки на Луну коммерческой нагрузки.

Космическая лента

Обсудить

11 декабря Госкомиссия официально утвердила дату запуска Многофункционального лабораторного модуля «Наука» к МКС. Это должно произойти через 12 месяцев, 20 декабря 2018 года. В начале декабря начались приготовления к отправке на Байконур европейской роботизированной руки ERM, которая будет установлена на внешней поверхности модуля. Отправка на космодром ERM и другого оборудования, предназначенного для МЛМ «Наука», запланирована на февраль 2018 года. Сам модуль должен быть отправлен на Байконур в марте.

Все предстартовые проверки, которые займут семь месяцев, «Наука» будет проходить уже на космодроме. В резерве на возможные сложности у инженеров останется всего несколько недель, поэтому возможность переноса запуска на 2019 год сохраняется. Также следует учитывать, что на данный момент не завершена работа по очистке топливных баков МЛМ. От ее результатов будет зависеть сама возможность запуска модуля.

Ссылка: russianspaceweb.com

Обсудить

С начала реформы космической отрасли, когда Федеральное космическое агентство было преобразовано в госкорпорацию, Роскосмос постоянно сравнивают с другой госкорпорацией – «Росатом». И сама реформа, несомненно, в какой-то мере была продиктована желанием перенести на космическую отрасль опыт «Росатома», который считается относительно успешным.

Государственные корпорации (не нужно путать их с публичными акционерными обществами, принадлежащими государству) – особая организационная форма компаний, придуманная в России при Путине. Госкорпорации являются некоммерческими предприятиями, которые напрямую принадлежат государству и обладают особым статусом, который защищает их от контроля со стороны надзорных органов и позволяет вести весьма непрозрачную деятельность. Помимо «Росатома» существуют госкорпорации «Ростех», «Роснано», Внешэкономбанк, печально известный «Олимпстрой» и другие.

Все госкорпорации очень отличаются, и цели у них могут быть различные. «Ростех» – огромный конгломерат, который контролируется Сергеем Чемезовым (другом Путина по работе в Германии) и пытается поглотать почти любые предприятия в России в области авиации, электроники, машиностроения и оборонной промышленности. Входящие в него компании ведут обычную приносящую доход деятельность, но перечисляют прибыль своему единственному акционеру – «Ростеху». Цель «Ростеха» – зарабатывать деньги. Время от времени «Ростех» пытается удивить страну инновациями вроде «убийцы iPhone», но выглядит это довольно позорно.

«Росатом» от него не сильно отличается. Он является наследником Федерального агентства по атомной энергии. «Росатом» владеет и управляет российскими атомными электростанциями (т.е. продает сгенерированную ими электроэнергию) и предприятиями по изготовлению ядерного топлива, а также разрабатывает, производит и экспортирует атомное оборудование как по заказу государства, так и на экспорт. Другими словами, как и «Ростех», «Росатом» управляет предприятиями, которые получают прибыль за счет продажи внешним субъектам произведенных ими товаров и услуг.

«Роскосмос» работает иначе. Он отвечает не только за производство, но и за потребление продукции ракетно-космической отрасли. Производимые отраслью «товары и услуги» не приносят прибыль «Роскосмосу», потому что покупаются им самим, а не сторонними клиентами. Если бы «Ростех» или «Росатом» сами выкупали продукцию собственных предприятий, ни о какой прибыли этих госкорпораций не могло бы быть и речи. Ругать «Роскосмос» за убыточность – это почти то же самое, что обвинять в отсутствии прибыли Министерство здравоохранения или образования.

Небольшое исключение для «Роскосмоса» – это коммерческие услуги по запуску иностранных космических аппаратов и деятельность по доставке иностранных астронавтов на МКС. Они приносят прибыль, но она настолько мала, что не может вывести в плюс даже баланс самих предприятий, которые занимаются этой деятельностью – ГКНПЦ им. Хруничева и РКК «Энергия». О каких-то дивидендах Роскосмосу и говорить не приходится (а еще следует учитывать, что РКК «Энергия» принадлежит государству лишь на 38%).

Целью «Роскосмоса» является не просто контроль за функционированием предприятий отрасли. Он отвечает за фундаментальные научные исследования, выполнение программы пилотируемых полетов и т.п. Одна только работа на МКС поглощает треть бюджета «Роскосмоса», а ведь она даже в теории не может приносить прибыль. С точки зрения госкорпорации, поддержание работы российского сегмента МКС – это чистый убыток на десятки млрд рублей в год.

Значит ли это, что ситуация безвыходная? Нет. Только то, что форма госкорпорации, которая в принципе является весьма сомнительным изобретением, совсем не подходит для ракетно-космической отрасли. Между атомной и космической промышленностью есть большая разница. Согласно международным договорам, атомная промышленность должна находиться полностью под контролем государств. Но вот производимая ей продукция – электроэнергия – интересует множество потребителей. Рынок предложения в атомной промышленности на 100% монополизирован государством, рынок спроса – диверсифицирован. Форма госкорпорации, отвечающей за предложение, на такую модель отрасли накладывается хорошо.

В космонавтике все почти наоборот. В теории, нет никаких причин для монополизации рынка предложения космической техники и услуг. Так и работает космонавтика во всем мире: в большинстве стран компании ракетно-космической отрасли не принадлежат государству, а если и принадлежат, то существуют на равных условиях с частными предприятиями. А вот рынок спроса, наоборот, сильно монополизирован государством. В России – на 100%, в США – более чем наполовину. Почти вся продукция космической отрасли интересует только государство. Исключениями являются сфера космической связи, которая в России представлена ФГУП «Космическая связь» и также принадлежащим государству ПАО «Газпром космические системы», и только зарождающаяся сфера съемки поверхности Земли низкоорбитальными космическими аппаратами.

Объединение отрасли в единую госкорпорацию накладывает на нее двойные ограничения. Во-первых, оно препятствует диверсификации рынка предложения. Новые, более эффективные предприятия не могут появляться в такой системе. А ведь именно они позволили США за 10 лет почти полностью вытеснить Россию с рынка пусковых услуг.

Во-вторых, рынок спроса тоже ограничивается исключительно государством. В США ежегодные инвестиции в ракетно-космическую отрасль превышают $35 млрд, из которых на бюджет НАСА приходится только $19 млрд. В России инвестиции в ракетно-космическую отрасль почти полностью равны расходной части бюджета госкорпорации «Роскосмос». «Роскосмос» обладает возможностью навязывать своих поставщиков даже не зависящим от него компаниям, таким как ГКС, что делает их услуги неконкурентоспособными на мировом рынке.

Другая проблема – отсутствие мотивации у предприятий для развития. Компании ракетно-космической отрасли не заинтересованы в том, чтобы быть прибыльными, поскольку прибыль будет изъята Роскосмосом для финансирования убыточных направлений.

12 декабря на конференции «Космос как бизнес» помощник президента России Андрей Белоусов предложил отменить Федеральные целевые программы, обеспечивающие госзаказ в ракетно-космической отрасли. В условиях, когда отраслевой заказ в стране на 100% обеспечивается государством, такая реформа может иметь два результата. Либо вся космическая деятельность, не приносящая прибыль, будет прекращена. Либо заказ будут напрямую обеспечивать заинтересованные ведомства (например, Росгидромет будет заказывать разработку и эксплуатацию спутника «Электро-Л», а Академия наук – разработку исследовательской станции «Луна-Глоб». В этом случае появляется угроза того, что деньги, сэкономленные на закрытии целевой программы, не достанутся бюджетам соответствующих ведомств (наподобие РАН). Таким образом, расходы на научно-исследовательскую космонавтику все равно сократятся.

Формально в результате отказа от целевых программ госкорпорация «Роскосмос», конечно, сможет стать прибыльной, но фактически расходы государства не уменьшатся – просто они будут проходить через другие ведомства, которым придется платить за ту же космическую технику и услуги даже больше, чем сейчас, ведь «Роскосмос» начнет закладывать в цены свою прибыль. Из-за этого само существование «Роскосмоса» потеряет всякий смысл, ведь потребители космических услуг могли бы размещать свои заказы напрямую на предприятиях ракетно-космической отрасли без прослойки в виде госкорпорации. Но то же самое можно сказать и о «Ростехе».

Нынешняя форма организации космической отрасли неэффективна, но отказ от целевого госзаказа в области космической деятельности ее не исправит. Отрасли нужны рыночные реформы, которые повысят самостоятельность предприятий, создадут понятные и честные условия распределения госзаказа и заложат основу для появления независимых потребителей космических услуг.

Космическая лента

Обсудить

Blue Origin продолжила испытания суборбитальной ракетной системы New Shepard

12 декабря в западной части Техаса состоялся новый полет ракеты New Shepard. Она достигла высоты 99,27 км выше уровня моря. После этого капсула отделилась от ракеты и совершила посадку на парашютах, а сама ракета вернулась на стартовую площадку при помощи собственного кислородно-водородного двигателя BE-3.

New Shepard – многоразовая ракета с отделяемой капсулой, способная совершать полеты на высоту более 100 км. Капсула способна доставить за формальную границу космоса до шести пассажиров или научные эксперименты.

Данный полет стал седьмым с начала испытаний системы New Shepard, но только первым в 2017 году и первым для новой – третьей – версии аппарата. Известно, что он отличается от предшественника наличием окон размером 70x110 см в капсуле и улучшенной теплозащитой. Компания Blue Origin назвала капсулу Crew Capsule 2.0 («Пилотируемая капсула 2.0»). Остальные изменения в конструкции упростят многоразовое использование ракеты. Для пилотируемых полетов будет создана четвертая версия системы.

Во вчерашнем полете в капсуле находились 12 исследовательских и образовательных экспериментов. Максимальная высота подъема капсулы составила 99,39 км. Ее скорость в момент касания Земли – около 1,6 км/ч.

Запуск корабля Dragon к МКС состоится не раньше 15 декабря

Компания SpaceX вновь перенесла пуск ракеты Falcon 9 с грузовым кораблем Dragon (миссия CRS-13). На этот раз причиной стала не неготовность стартовой площадки №40, которая была восстановлена после прошлогодней аварии. Задержка связана с тем, что в ходе предстартовых проверок в топливной системе второй ступени Falcon 9 были обнаружены посторонние частицы. Если пуск не удастся выполнить 15 декабря, то он состоится только в конце месяца.

Космическая лента

Обсудить