5 марта помощник директора НАСА по пилотируемым полетам Уильям Герстенмайер рассказал о результатах встреч с представителями других космических агентств на Втором международном форуме по освоению космоса (ISEF2), который прошел на прошлой неделе в Токио.

С 2017 года НАСА прорабатывает концепцию лунной орбитальной станции, которая сначала называлась Deep Space Gateway (DSG), а теперь – Lunar Orbital Platform – Gateway (LOP-G). Название изменилось после того, как американское космическое агентство отложило полет на Марс и объявило о планах высадить человека на Луну в конце 2020-х годов (и, таким образом, скрывать связь с Луной в названии станции стало бессмысленно).

По словам Герстнеймайера, в сотрудничестве по этому проекту заинтересованы не только традиционные партнеры по МКС, но и другие страны, причем они предлагают различные варианты участия. Европейское и японское космические агентства выражают желание заняться разработкой систем жизнеобеспечения для будущей станции. С другой стороны, НАСА хочет самостоятельно контролировать разработку этой системы. Поэтому механизм взаимодействия и сотрудничества им еще предстоит определить.

Второе направление, вызывающее всеобщий интерес – доставка грузов на поверхность Луны. НАСА в ближайшем будущем планирует профинансировать разработку малых посадочных аппаратов частными компаниями, а в более отдаленной перспективе агентству потребуются тяжелые посадочные платформы, в т.ч. способные доставлять на Луну астронавтов и возвращать их затем на орбиту. Пока что НАСА не сформировало требования к таким пилотируемым аппаратам. Герстенмайер отметил, что посадочные модули экспедиций по программе «Аполлон» не подошли бы под современные требования НАСА по безопасности. Поэтому маленькие посадочные платформы первого этапа будут использованы, кроме прочего, чтобы лучше понять, какие требования ставить перед разработчиками пилотируемых платформ.

НАСА также занимается разработкой стандартов техники, предназначенной для дальнего космоса. 5 марта НАСА объявило о разработке предварительного варианта стандартов в области авионики, связи, систем жизнеобеспечения, систем обеспечения температурного режима и роботизированных систем. Эти предложения по стандартам были представлены международным партнерам НАСА на форуме в Токио.

Герстенмайер не упоминал Россию, но, как известно, Роскосмос предложил разработать для LOP-G шлюзовой модуль и, опционально, один жилой модуль. После 2028 года также должна заработать транспортная система, состоящая из российской сверхтяжелой ракеты и корабля ПТК НП «Федерация», хотя эти планы и сложно воспринимать без скепсиса.

НАСА будет непросто найти место для всех потенциальных партнеров. «Проблема заключается в том, что интерес международных партнеров к Лунной орбитальной платформе превышает объем возможностей для их участия». – заявил Герстенмайер. – «Поэтому мы откроем «пространство для торга», что определить, желают партнеры внести свой вклад в транспортную систему или в посадочные технологии».

Еще одна проблем – это беспокойство партнеров НАСА относительно стабильности американской космической политики. В последние десятилетия направление работы НАСА неоднократно менялось, и другие космические агентства не уверены, что это не случится вновь.

Концепция DSG/LOP-G стала первой за последние десятилетия попыткой перевести пилотируемую космонавтику на новый этап развития, и она подсвечивает сразу несколько проблем. Во-первых, пока план НАСА проработан очень плохо. Окололунная станция не даст никаких принципиальных преимуществ по сравнению с МКС: да, она позволит изучить биологические проблемы жизни в открытом космосе, но на этом всё. Высадка людей на поверхность Луны – это интересно, но, опять же, не даст ничего нового. В программе НАСА нет внятной долгосрочной цели, которая бы придавала смысл всем усилиям.

Во-вторых, LOP-G хорошо демонстрирует, что космонавтика становится более сложной и многомерной. Никто не может охватить все направления космонавтики самостоятельно. В связи с этим показательна политика частной компании SpaceX, которая объявила, что планирует заниматься в первую очередь космической транспортировкой, а не чем-то еще. НАСА, возможно, пока этого не ощущает, но Роскосмос уже столкнулся с усложнением космонавтики. После раздвижения границ пилотируемых полетов с низкой орбиты Земли до Луны Россия потеряет независимость в сфере космического транспорта и будет вынуждена полагаться на американцев.

В этом, конечно, нет ничего приятного, но в действительности мы имеем дело с объективным развитием событий. Если в Средневековье изоляция страны не являлась для нее катастрофой, то в XXI веке экономика ни одной из стран мира (да, включая КНДР) не является самодостаточной. Аналогичным образом можно рассмотреть отдельную отрасль: пока космонавтика была примитивной, каждая отдельная космическая держава могла решать все космические задачи. Но по мере расширения списка этих задач и их усложнения, вне зависимости от наших желаний, между странами появится разделение труда.

Пытаться бороться со следствием прогресса можно, но это потребует больших ресурсов, а в результате лишь отсрочит неизбежное. Гораздо логичнее не рассматривать ситуацию как проблему, а изменить подход, чтобы занять одну из только намечающихся ниш в космонавтике и в дальнейшем обеспечить место национальным компаниям при освоении космоса.

Если придерживаться этого подхода, то идея любой ценой вписаться в американскую программу теряет смысл. Вместо этого нужно использовать возможности, которые дает американская окололунная станция, для развития собственной программы. Один из вариантов такой программы – полноценная база на Луне. Она потребует разработки технологий жизнеобеспечения и защиты от радиации, которые будут значительно отличаться от технологий, применяемых в открытом космосе. С учетом того, что систему транспортировки до орбиты Луны разрабатывать не надо, космические агентства, объединившиеся для этой задачи, могли бы сосредоточиться в первую очередь на создании и отработке модулей базы, электростанции, скафандров и т.д. И не было бы ничего страшного в отсутствии полностью независимой транспортной инфраструктуры. НАСА в своей деятельности на Луне пришлось бы опираться на инфраструктуру стран-партнеров точно так же, как они опирались бы на возможности НАСА при полетах с Земли на орбитальную станцию у Луны.

Космическая лента

Обсудить

Запуск тяжелого базового модуля Tianhe («Гармония небес») китайской орбитальной станции назначен на 2020 год. Об этом объявил главный конструктор пилотируемой программы Китая Чжоу Цзяньпин. Конструктивно станция будет напоминать советско-российский «Мир»: базовый модуль будет включать шарообразный узловой отсек, к которому можно будет пристыковывать дополнительные модули.

После 2020 года к новой станции еще в одномодульном варианте отправятся сначала грузовой, а затем пилотируемый корабли. В 2022 году должны быть запущены и пристыкованы к базовому блоку два лабораторных модуля Wentian («В поисках небес») и Mengtian («Мечтая о небесах»). Кроме того, планируется отправить к станции отдельный отсек с мощным телескопом высокого разрешения с диаметром зеркала 1-2 м.

В процессе постройки станции Китай будет отрабатывать технологию работы космонавтов в открытом космосе. Для этого уже началась разработка новой модели скафандра. На станции постоянно будут находится три космонавта, но в момент смены экипажа на ней будут жить и работать шесть человек.

Ранее предполагалось, что первый модуль китайской станции будет запущен в 2018 году. Затем запуск был перенесен на 2019, а теперь и на 2020 год.

Масса модулей новой космической станции будет составлять около 20 т, поэтому для их выведения на орбиту Китай будет использовать новую тяжелую ракету CZ-5 (Changzheng-5, LM-5, «Великий поход-5»): ее грузоподъемность на орбиту высотой 200 км составляет около 25 т. Китайская станция будет находиться на орбите высотой около 350 км.

Эксплуатация CZ-5 началась 3 ноября 2016 года с успешного запуска спутника связи Shijian 17, однако второй пуск 2 июля 2017 года завершился аварией. Эта неудача оказала большое влияние на китайскую космическую программу. Запуск автоматической межпланетной станции для доставки образца грунта с Луны, ранее намеченный на конец 2017 года, теперь сдвинулся на 2019 год. Несомненно, сдвиги в пилотируемой программе также частично связаны с прошлогодней аварией.

Ссылка: tass.ru

Обсудить

Японская автоматическая межпланетная станция «Хаябуса-2» (Hayabusa 2) передала на Землю первый снимок астероида (162173) Рюгу (1999 JU3). «Хаябуса-2» была запущена 30 ноября 2014 года. Ее задача – извлечение образца грунта с поверхности астероида и возвращение его на Землю для исследования.

Сейчас расстояние от станции до астероида составляет менее 3 млн км. «Хаябуса-2» должна прибыть к астероиду между 21 июня и 5 июля. Образцы породы будут отбираться до июля 2019 года. На ноябрь-декабрь 2019 года запланирован отлет с астероида, а на Землю, если все пойдет по плану, капсула с образцами попадет в 2020 году.

Ссылка: jaxa.jp

Обсудить

В 2009 году Рособоронэкспорт и Министерство информации Республики Ангола заключили контракт на разработку и запуск спутника связи, а также на постройку центра управления полетом, создание другой инфраструктуры и обучение ангольских специалистов работе со спутником. С российской стороны работа над космическим аппаратом была поручена РКК «Энергия». 85% стоимости контракта было оплачено из средств кредита на сумму $278,46 млн, предоставленного Росэксимбанком, ВЭБ, ВТБ и др. под гарантии правительства России. Стоимость космического аппарата составляет $252,5 млн.

В новейшей истории «Энергии» есть определенный опыт создания спутников прикладного назначения. В конце 1990-х компания разработала «Ямал-100», который стал первым российским геостационарным спутником на негерметичной платформе. Он был запущен в 1999 году и проработал 10 лет из 12,5 запланированных. Это очень хороший результат с учетом того, что ранее российские спутники работали не более нескольких лет. Более новые разработки оказались менее успешными. Например, спутник дистанционного зондирования Земли EgyptSat-2, запущенный весной 2014 года, проработал около одного года, и обстоятельства его потери не были внятно объяснены.

Согласно контракту, запуск AngoSat-1 должен был состояться до конца 2016 года. Активная работа над космическим аппаратом началась в 2012 году. Технический проект был готов к маю 2015 года.

Центр управления полетом AngoSat-1 в Анголе
Центр управления в Анголе

Для постройки AngoSat-1 была использована модернизированная версия платформы USP, корнями уходящая к от «Ямалу». В качестве поставщика рабочей аппаратуры выступила европейская компания Airbus Defence and Space. Полезная нагрузка была разработана и произведена на предприятии Airbus в британском Портсмуте.

Масса спутника Angosat-1 в заправленном состоянии составляет 1,65 т. Предназначенная для него орбитальная позиция – 14,5° в. д. Планируемый срок службы – 15 лет. Полезную нагрузку составляют 16 транспондеров C-диапазона и 6 транспондеров Ku-диапазона (по 72 МГц, в сумме – 1584 МГц). Зона обслуживания C-диапазона должна была включать в себя всю Африку, в нее также попадала Западная и Центральная Европа. В Ku-диапазоне спутник должен обслуживать Анголу и соседние с ней страны вплоть до ЮАР на юге.

Маршевая двигательная установка спутника является электрореактивной и состоит из восьми плазменных двигателей СПД-70 производства ОКБ «Факел». Потребляемая мощность одного двигателя – 0,66 кВт, суммарная максимальная тяга двигателей – 0,32 Н. Питание бортовых систем проводится по трем шинам с напряжением 28, 50 и 100 Вольт. Российская аппаратура традиционно работает на 28 В, но для полезной нагрузки и электрореактивных двигателей требуется питание по 50/100-вольтовым шинам.

На спутнике установлен блок литий-ионных аккумуляторных батарей 22x2ЛИ-85 производства ПАО «Сатурн» номинальным напряжением 80 В и энергоемкостью 16,8 кВт*ч. Новый модуль контроля и управления, обеспечивающий выравнивание напряжения на всех элементах аккумуляторной батареи, по заказу ПАО «Сатурн» разработал НИИ автоматики и электромеханики ТУСУРа. Аппаратура регулирования и контроля и аппаратура питания и управления системы энергоснабжения спутника разработаны московским АО «Авэкс». Именно это устройство раздают энергию на три шины питания с разным напряжением.

Изначально для запуска планировалось использовать принадлежащие «Энергии» комплекс «Морской старт» и украинскую ракету «Зенит». От этого плана отказались после того, как производство «Зенитов» в 2014 году было заморожено. В течение 2015 года представители РКК «Энергия» говорили, что спутник будет запущен на тяжелой «Ангаре-А5», но эти планы не сбылись. Производство «Ангары» не налажено до сих пор, а просрочки с запуском «Ангосата» грозили российской стороне штрафами. Выход удалось найти благодаря переносу космического телескопа «Спектр-РГ» с «Зенита» на «Протон-М». Находящийся на хранении уже готовый «Зенит» освободился для запуска ангольского спутника. Обойти политические проблемы позволило участие частной компании S7 Space в качестве оператора космического запуска.

Пуск ракеты «Зенит-3SLБФ» со стартовой площадки 45/1 на Байконуре со спутником AngoSat-1 состоялся 26 декабря 2017 года в 22:00 мск. Запуск был признан успешным. Спутник оказался на запланированной орбите, которая выше геостационарной орбиты в среднем на 200 км (177-329 км в зависимости от орбитального положения аппарата). После выведения спутник оказался восточнее точки стояния и начал медленный дрифт на запад со скоростью 3,2°/сутки. Предполагалось, что в начале января при приближении к 14,5° в. д. он задействует двигатели, чтобы снизить орбиту на 200 км и попасть в точку стояния на ГСО.

Утром 27 декабря информационные агентства сообщили о потере связи со спутником. Обмен информацией с Землей прекратился после построения ориентации на этапе раскрытия солнечных батарей. Вечером 28 декабря появились сообщения о восстановлении связи, и 29 декабря РКК «Энергия» выпустила официальный пресс-релиз, в котором подтвердила эту информацию и сообщила о нормальной работе всех бортовых систем аппарата.

По неподтвержденной информации, связь со спутником AngoSat-1 была потеряна во второй раз еще до Нового года. Она снова была восстановлена, но 7 января во время попытки включить двигательную установку спутник вновь перестал отвечать. Неизвестно, вышел ли спутник на связь после этого, но 15 января в специальном пресс-релизе РКК «Энергия» сообщила, что AngoSat-1, продолжая двигаться на запад, покинул зону видимости Центра управления полетами в Королеве. Он вернется в нее в середине апреля, обогнув земной шар.

Официально космический аппарат не признан потерянным и до сих пор находится на стадии летных испытаний перед сдачей заказчику. Однако пока ситуация выглядит так, будто на спутнике штатно работают только базовые бортовые системы, питаемые по шине с напряжением 28 В. Если задействовать 100-вольтовую шину так и не удастся, аппарат не сможет достичь точки стояния, да и имеющейся энергии в любом случае не хватит для питания транспондеров.

Возможность того, что восстановить работоспособность аппарата удастся, все еще остается, хотя шансов на это мало. AngoSat-1 был застрахован на $121 млн. Если Ангола не откажется от услуг России, и РКК «Энергия» возьмется за постройку нового спутника на замену первому, страховые деньги позволят частично окупить производство нового спутника. В то же время, деньги не вернут потраченное на проект время и никак не помогут спасти окончательно уничтоженную репутацию российского спутникостроения.

AngoSat-1 оставался последним зарубежным заказом для российской спутникостроительной отрасли в последние годы. Ниже приведена таблица спутников, сделанных в России для иностранных заказчиков за последние 10 лет.

СпутникРазработчикЗаказчикЗапускСтатус
KazSat-1 ГКНПЦ им. Хруничева Казахстан 18.06.2006 потерян в 2008 году
KazSat-2 ГКНПЦ им. Хруничева Казахстан 16.07.2011 активен
Amos-5 ИСС им. Решетнева Spacecom, Израиль 11.12.2011 сбои с 2012 года, потеря связи 21.11.2015
БКА ВНИИЭМ Беларусь 22.07.2012 активен
Telkom-3 ИСС им. Решетнева Telkom, Индонезия 6.08.2012 авария разгонного блока «Бриз-М»
EgyptSat-2 РКК «Энергия» Египет 16.04.2014 потерян 14.04.2015
KazSat-3 ИСС им. Решетнева Казахстан 28.04.2014 активен
AngoSat-1 РКК «Энергия» Ангола 26.12.2017 статус неизвестен

Можно заметить, что эта статистика значительно хуже, чем у серийных спутников, разрабатываемых по госзаказу. Уже сейчас очевидно, что в спутнике AngoSat-1 сбой дала аппаратура, не имеющая летной квалификации – возможно, это блок регулирования и контроля системы энергоснабжения, но точный ответ даст только проведенное расследование. По сходным причинам был потерян израильский спутник Amos 5. В нем была использована схема бортовой кабельной сети, не имеющая длительной летной истории. Вскоре после запуска начались отказы в блоках питания, которые в конечном итоге и привели к потере спутника.

Инженеры ИСС им. Решетнева сделали выводы и больше таких ошибок не допускали, но выводы сделал и заказчик – спутник Amos 6 был создан уже без участия России (правда, ему не повезло, и он погиб при взрыве Falcon 9 в сентябре 2016 года). Аналогично поступила индонезийская компания Telkom, заказавшая спутник Telkom-3S у европейской Thales Alenia Space. Из стран постсоветского пространства от сотрудничества с предприятиями Роскосмоса отказались Азербайджан (Orbital ATK) и Туркменистан (Thales Alenia Space). Новых зарубежных заказов у российских предприятий сейчас нет и, учитывая тенденции, вряд ли они появятся в обозримой перспективе.

Переломить ситуацию, в теории, можно, но для этого усилий одного Роскосмоса будет не достаточно. Во-первых, уже понятно, что стендовые испытания, проводимые на российских предприятиях, не позволяют выявить все ошибки и проблемы. Ужесточать процедуры испытаний можно, но гарантии надежности это не даст. Вместо этого следует изменить подход к проектированию, чтобы не допускать использования оборудования, не имеющего летной квалификации, при выполнении важных заказов – да и в остальных случаях оно должно по возможности дублироваться испытанными схемами. Во-вторых, государство должно активно заняться продвижением российской спутникостроительной отрасли на рынках развивающихся стран, т.е. в Африке и юго-восточной Азии. Помочь могли бы, как в случае с Анголой, кредиты государственных банков, покрывающие до 100% стоимости заказа. Аналогичным образом сейчас свои спутники продвигает Китай. В-третьих, самим предприятиям следует активнее продвигать свои разработки за границей.

Космическая лента

Обсудить

В начале 2018 года американская компания SpaceX завершает разработку своего основного изделия, которое принесло компании известность и успех – ракеты-носителя тяжелого класса Falcon 9. Уже этой весной должны начаться полеты этой ракеты в модификации «Блок 5», которая объявлена заключительным этапом модернизации. В результате проделанной работы SpaceX должна получить ракету с мощной первой ступенью, обеспечивающей эффективное многоразовое использование.

Первый полет Falcon 9 состоялся в 2010 году. Ракета в версии 1.0 использовала на первой ступени двигатели Merlin-1C, расположенные по сетке 3x3. Она могла выводить на орбиту около 10 т груза и совершила всего пять полетов, все они – по программе разработки грузового корабля Dragon. Для того, чтобы привлечь частных заказчиков, SpaceX решила модернизировать ракету с увеличением полезной нагрузки. Любопытно, что в двух полетах Falcon 9 v1.0 были предприняты попытки спасти первую ступень ракеты при помощи парашютов. Они окончились неудачно, и именно поэтому инженеры SpaceX выбрали реактивный способ возврата ступеней.

Версия 1.1 начала полеты в 2013 году. Она отличалась от от изначального Falcon 9 переходом на форсированные двигатели Merlin-1D и увеличением длины топливных баков. Увеличение запасов топлива позволило SpaceX начать первые испытания по спасению первой ступени при помощи реактивной посадки.

В 2013 году был представлен новый вариант ракеты – Falcon 9 FT (Full Thrust), также известный как Falcon 9 v1.2. Список изменений включал вновь увеличенную вторую ступень, использование переохлажденного кислорода и в очередной раз форсированные двигатели. В дальнейшем ракета Falcon 9 FT модернизировалась четыре раза, причем каждый этап этой модернизации назывался «блоком». Блоки 1-4 внедрялись в 2016-2017 годах, из них «Блок 3» стал первым, для которого который SpaceX использовала повторно первую ступень.

В конце 2016-начале 2017 года Илон Маск объявил, что Falcon 9 «Блок 5» станет финальной модификацией ракеты. Ее грузоподъемность увеличится в два раза по сравнению с оригинальной ракетой и составит 22,8 т (для одноразового варианта). Новая версия получит модернизированные двигатели и набор улучшений, необходимых для упрощения и удешевления повторного использования первой ступени. Помимо этого, SpaceX учла требования НАСА по сертификации носителя для пилотируемой программы.

Одно из заметных изменений «Блока 5» касается посадочных опор. Теперь команда рабочих сможет складывать опоры севшей ступени, тогда как сейчас их приходится полностью снимать. Помимо этого, теперь вся первая ступень ракеты будет покрываться теплозащитным покрытием, лучше защищающим ее от повреждений при возвращении в атмосферу. Алюминиевые решетчатые крылья, служащие для управления ориентацией при посадке, были заменены на более крупные титановые, уже опробованные в нескольких полетах в 2017 году.

В результате этих нововведений, по словам Илона Маска, период межполетного обслуживания первых ступеней должен сократиться до двух суток. Нужно понимать, что эта величина является теоретической, и означает она скорее низкие трудозатраты на обслуживание ступеней, чем реально планируемую частоту пусков. В таких частных полетах одних и тех же ракет просто нет необходимости. Заявленный ресурс первой ступени Falcon 9 «Блок 5» - не менее десяти полетов.

В соответствии с требованиями НАСА в конструкцию ракеты были внесены два изменения. Во-первых, SpaceX перепроектировала композитные шары-баллоны системы наддува, которые были причиной взрыва Falcon 9 в сентябре 2016 года. Во-вторых, изменены турбонасосы двигателей Merlin-1D. Ранее специалисты обнаружили, что на некоторых из них образуются трещины – как на возвращенных ступенях, так и после интенсивных испытаний на Земле. Хотя ранее SpaceX утверждала, что эти трещины не угрожают надежности двигателей, НАСА настояла на изменении конструкции турбонасосов.

В феврале 2018 года на испытательный полигон SpaceX в Макгрегоре (Техас) был доставлен для испытаний первый модуль первой ступени Falcon 9 «Блок 5». Он имеет заводской номер 1046, т.е. является 46-м модулем Falcon 9, произведенным SpaceX. Ожидается, что эта ракета должна будет вывести на орбиту бангладешский коммуникационный спутник Bangabandhu-1 в апреле 2018 года.

Согласно требованиям НАСА, до начала запусков корабля Dragon 2 с астронавтами на борту SpaceX должна выполнить не менее семи пусков Falcon 9 «Блок 5» в неизменном виде.

Обсудить

Наличие воды на Луне было подтверждено достаточно давно. В образцах грунта, доставленных с луны советской станцией «Луна-24», присутствовали частицы воды. Тем не менее, до 1990-х годов мировая наука считала Луну «сухой». В 1998 году зонд Lunar Prospector при помощи нейтронного детектора обнаружил на Луне следы водорода, что указывает на присутствие водяного льда. В 2005 году НАСА запустило пенетрационную миссию Deep Impact. После падения космического аппарата на Луну в поднявшемся облаке пыли телескопы зафиксировали частицы воды.

Наконец, в 2009 году был запущен американский лунный спутник LRO с нейтронным детектором LEND. По результатам работы этого детектора в ИКИ РАН была построена карта распространения воды на Луне. Оказалось, что содержимое водяного льда увеличивается к полюсам и особенно велико в затененных кратерах. Ученые объяснили такое распределение наличием «холодных ловушек» на полюсах – затененных кратеров, внутрь которых никогда не попадает солнечный свет. В таких местах всегда сохраняется низкая температура, и лед на поверхности может существовать в течение долгого времени, не сублимируя.

Новое исследование, основанное на анализе комбинированных данных нескольких миссий, предполагает, что вода может быть распространена на поверхности Луны даже шире, чем считалось ранее, но она находится в связанном состоянии, т.е. не формирует отдельные молекулы, а входит в состав молекул других минералов.

Исследование было опубликовано в журнале Nature Geoscience. Его автор Джошуа Бэндфилд из Института космической науки в Колорадо утверждает: «Мы обнаружили, что не имеет значения, в какое время суток и на какой широте происходят наблюдения: следы воды всегда присутствуют». Один из распространенных методов обнаружения воды – поиск ее спектра в отраженном свете Солнца. Воду можно обнаружить в инфракрасном свете на длинах волн около 3 мкм. Проблема заключается в том, что сама Луна, если она в достаточной степени нагрета, может излучать в этом диапазоне, а значит, чтобы отделить воду от фонового излучения, нужно очень точно знать температуру поверхности Луны. В своем исследовании американские ученые данные с инфракрасного спектрометра, установленного на индийском лунном спутнике «Чандраян» (Chandrayaan 1), наложили на данные о температуре Луны, собранные LRO.

Согласно полученной модели, вода на луне распространена достаточно широко, но присутствует там в виде гидроксильной группы (OH-). Гидроксогруппа является отрицательно заряженным ионом и обычно не существует сама по себе, а присоединяется к молекулам, имеющим положительный заряд. Таким образом, она является частью молекул минералов, составляющих грунт, а не формирует отдельные молекулы воды. Впрочем, даже целые молекулы H-OH могут включаться в сложные минеральные соединения в виде составных блоков.

В отличие от простого льда, связанная вода не является простым для добычи полезным ископаемым. Следовательно, добывать ее для снабжения гипотетической лунной станции не получится. Но важно отметить, что исследование не доказывает, что на Луне нет обычного водяного льда. Оно лишь позволяет скорректировать данные инфракрасных детекторов и объяснить присутствие воды за пределами «холодных ловушек». Картирование, проведенное LEND, остается в силе. Судя по всему, разобраться в проблеме лунной воды помогут только прямые исследования на поверхности спутника Земли. Они могут состояться только в следующем десятилетии. Новая стратегия НАСА, среди прочего, рассматривает возможность запуска тяжелого научного лунохода в 2020-х годах.

Ссылка: phys.org

Обсудить

В 2017 году американское космическое агентство формально объявило о переориентации свой работы с полета на Марс к возвращению на Луну. Марс остается в планах НАСА, но только в качестве отдаленной перспективы. 20 февраля и. о. директора НАСА Роберт Лайтфут вместе с бюджетным запросом на 2019 год представил общую концепцию того, как, по мнению Белого дома, должна развиваться американская космонавтика в следующем десятилетии. Видение программы, несомненно, будет меняться.

1. Высадка астронавтов на поверхность Луны должна состояться во второй половине – судя по всему, ближе к концу 2020-х годов. Полеты на Луну для выполнения запланированных исследовательских работ должны быть регулярными. До этого люди будут посещать окололунное пространство и жить на окололунной орбитальной станции. Постройки лунной базы в планах НАСА нет.

2. Окололунная станция, ранее известная как Deep Space Gateway, теперь называется «Лунная орбитальная платформа» (LOP-G, Lunar Orbiting Platform – Gateway). Ее первый двигательно-энергетический модуль должен быть запущен в 2022 году на коммерческой ракете-носителе. Ранее предполагалось, что он будет запущен в 2023 году на сверхтяжелой ракете SLS вместе с кораблем «Орион». Вероятно, НАСА хочет уже с первым «Орионом» запустить жилой модуль, чтобы астронавты могли работать в более-менее комфортных условиях.

3. Разработка жилого модуля продолжится в рамках программы NextSTEP, т.е. на коммерческих условиях. Участниками программы, которая сейчас находится на втором этапе, остаются компании Bigelow Aerospace, Boeing, Lockheed Martin, SNC, Orbital ATK.

4. Для разработки посадочных аппаратов для доставки на Луну грузов и, в дальнейшем, людей, НАСА также планирует обратиться к опыту коммерческих программ, да и от помощи международных партнеров отказываться не планирует. На первом этапе будет объявлен конкурс на создание малых посадочных аппаратов. В первой половине 2020-х должна начаться разработка тяжелых платформ, а к концу десятилетия они должны превратиться в пилотируемые взлетно-посадочные модули.

Пока что эта стратегия не дает ответов на многие вопросы, в том числе о финансировании. Многие эксперты верят, что следующая президентская администрация в США захочет пересмотреть политику НАСА. Но, несмотря на большое желание некоторых сил сохранить МКС, все понимают, что в следующем десятилетии астронавты должны наконец-то покинуть низкую околоземную орбиту. И за ее пределами минимальной достижимой задачей является окололунная орбитальная станция, а максимально достижимой – высадка на Луну или постройка там базы. Отказ от этих целей в пользу более амбициозных означал бы необходимость просидеть на МКС или ее замене до 2030-х годов, а также оставил бы без работы новую ракету SLS и корабль Orion, которые ценой огромных бюджетных потерь вот уже много лет разрабатываются компаниями Boeing и Lockheed Martin. Возвращение от марсианских планов к лунным – не просто каприз Трампа. Это необходимость, вызванная ограниченными финансово-технологическими возможностями и прагматическими интересами крупнейших подрядчиков. Поэтому в деталях планы, конечно, будут меняться, от высадки на Луну можно отказаться, «Лунную орбитальную платформу» можно переименовать в «Ворота на Марс», но отказ от станции как таковой крайне маловероятен.

Ссылка: spacenews.com

Обсудить