19 октября 2017 года обсерватория Pan-STARRS на Гавайях зафиксировала объект в космосе на расстоянии 0,2 а. е. от Земли, движущийся с необычно большой скоростью. На первом этапе исследования астрономы предположили, что имеют дело с первой зафиксированной межзвездной кометой, но вскоре объект был переклассифицирован в астероид. Тем не менее, он стал первым обнаруженным объектом, прилетевшим в Солнечную систему из межзвездного пространства. Позднее этот астероид получил имя 1I/Оумуамуа.

На основании 34-дневных наблюдений астрономы установили, что эксцентриситет орбиты астероида составляет 1,2, что превышает значения всех тел Солнечной системы и указывает на отсутствие гравитационной связи с нашей звездой. Скорость Оумуамуа относительно Солнца составляет 26,33 км/с, наклонение относительно плоскости эклиптики – 122,69°.

Форма Оумуамуа является сильно вытянутой, его размеры оцениваются в 230 x 35 м. Он имеет темно-красный свет, его альбедо аналогично отражающей способности малых объектов во внешней Солнечной системе. Эти объекты состоят преимущественно из летучих веществ, таких как лед, и при сближении с Солнцем начинают выделять его, в случае с кометами образуя яркий хвост. У Оумуамуа астрономы не зафиксировали никаких признаков хвоста и даже небольших следов сублимации льда.

Объяснение этому несоответствию предложила группа французских, американских и британских ученых. Их статья принята к публикации в The Astrophysical Journal Letters и доступна на сайте arXiv.org.

Согласно общепринятой точке зрения, кометы в Солнечной системе образовались на раннем этапе ее формирования из протопланетного диска в относительной близости от звезды. Некоторые малые прототела, которые называют планетезималями, оказались отброшены периферию системы в результате гравитационного взаимодействия с планетами-гигантами, такими как Юпитер. В ходе этого процесса объекты попали на сильно вытянутые орбиты и стали кометами, а некоторые из них могли и вовсе покинуть Солнечную систему.

Согласно симуляции, проведенной международной группой ученых, взаимодействие с планетами-гигантами должно было приводить к разрушению от 0,1 до 1% планетезималей, в первую очередь – содержащих большое количество летучих веществ, т.к. каменные астероидные планетезимали из-за своей плотности являются более прочными.

В прошлом ученые уже наблюдали разрушение кометы. В 1993 году американские астрономы обнаружили комету D/1993 F2 (Шумейкеров – Леви), состоящую из 21 фрагмента. Проведенные расчеты показали, что она была раздроблена приливными силами Юпитера при низком пролете около планеты в 1992 году.

Согласно новому исследованию, после разрушения малого тела многие его фрагменты могут пролетать вблизи звезды, теряя свои летучие вещества. Именно таким фрагментом может быть астероид 1I/Оумуамуа. В соответствии с предложенной гипотезой, он образовался при разрушении более крупного тела гравитационными силами газового гиганта, набрал достаточную скорость, чтобы покинуть родную звездную систему, и при этом пролетел вблизи звезды, потеряв свои летучие вещества. Так можно объяснить не только альбедо и отсутствие испарения с поверхности Оумуамуа, но и его необычную вытянутую форму.

Астрономы отмечают, что, хотя масса разрушенных фрагментов невелика по сравнению с общей массой комет, их количество должно превышать количество целых тел, выброшенных гравитационным взаимодействием за пределы родных звездных систем. Поэтому тот факт, что мы обнаружили именно фрагмент разрушенного тела, не является чем-то удивительным.

Ссылка: arxiv.org

Обсудить

Правительство России одобрило план по созданию ракетно-космического холдинга, в который войдут «Роскосмос», концерны ВКО «Алмаз-Антей» и «РТИ Системы» и корпорация «Тактическое ракетное вооружение». Об этом сегодня сообщила газета «Известия». Информацию об объединении подтвердили семь независимых источников. По данным «Известий», идея создания военно-космического холдинга принадлежит Дмитрию Рогозину.

Что это будет означать для космонавтики?

В России перестанет существовать ведомство, отвечающее за формирование государственного заказа в космонавтике. Такие ведомства есть у всех космических держав. Это NASA в США, ESA в Европе, JAXA в Японии, CNSA в Китае, ISRO в Индии и т. д. Космическая промышленность может быть как государственной, так и частной, но она является исполнителем программы, которую разрабатывает и заказывает государственное ведомство. В России программу разрабатывал Роскосмос, а предприятия – как входящие в него, так и нет – являлись исполнителями.

В России уже есть крупные государственные промышленные холдинги, подобные тому, который планируется создать. Ни один из них не формирует госзаказ. Они являются только исполнителями. Поэтому вероятным последствием объединения будет отказ от какой-то государственной космической программы в целом. Предприятия бывшего Роскосмоса продолжат выполнять заказ по текущим контрактам, но спланировать программу постройки базы на Луне или новой космической станции будет просто некому.

Базовая идея того, что основной заказ в космонавтике должно формировать государство, не укладывается в головах высокопоставленных российских чиновников и экспертов, которые почему-то сравнивают Роскосмос с крупными частными холдингами наподобие Airbus и Boeing. Обе эти компании – кстати, очень часто критикуемые за неэффективность – не заказывают сами себе разработку спутников, ракет и космических станций. Они выполняют заказы государственных космических агентств, которые оплачены, соответственно, бюджетными средствами стран Европы или США.

Все аналогичные холдинги в России нацелены на получение прибыли - по большей части, за счет заказа Министерства обороны и, в случае с авиацией, за счет частных контрактов. Вполне вероятно, что новый ракетно-космический холдинг будет действовать в том же духе, но в него войдет куча космических предприятий, заказы котором не дают ни частные заказчики, ни какое-либо министерство. Разумеется, холдинг захочет минимизировать ущерб от своего чисто убыточного крыла и перепрофилировать часть предприятий под выпуск военной продукции, либо просто закрыть. Это нарушит производственные цепочки на остальных предприятиях, которые рано или поздно станут не в состоянии выпускать свою продукцию.

«Алмаз-Антей» и другие предприятия, которые предполагается слить в один холдинг с предприятиями космической отрасли, находятся под американскими санкциями, которые на нынешний Роскосмос не распространяются. Пока нельзя сказать наверняка, как объединение скажется на предприятиях Роскосмоса, и будут ли распространены на них санкции. Но вполне возможно, что в дальнейшем НАСА просто не сможет с ними сотрудничать, как оно не может сотрудничать с военизированным космическим агентством Китая. Да и кто будет представлять российскую сторону в гипотетических переговорах с НАСА или ЕКА после объединения в мега-корпорацию? Руководитель государственного холдинга, выполняющего по большей части военные программы? Такой вариант вряд ли будет приемлемым для западных партнеров Роскосмоса.

Чего ожидать дальше? Думаю, проблема поиска задачи в космосе после окончания программы МКС для России будет не актуальна. К тому времени полноценной космонавтики в стране не останется. Сохранится лишь разработка и производство ракет среднего класса и выпуск постепенно устаревающих военных спутников.

Космическая лента

Обсудить

Подтвержден частичный отказ разгонного блока «Фрегат» при запуске 14 июля 2017 года

14 июля 2017 года состоялся пуск ракеты «Союз-2.1а» с разгонным блоком «Фрегат-МТ». Основной полезной нагрузкой выступил спутник для дистанционного зондирования Земли «Канопус-В-ИК». Помимо него «Фрегат» нес 72 микроспуника из разных стран. Как минимум девять их них (в т.ч. созданный российскими энтузиастами «Маяк» и два спутника Landmapper-BC калифорнийской компании Astro Digital) после запуска не включились и были признаны потерянными.

Несколько лет назад Роскосмос решил создать единого оператора для продажи коммерческих запусков на российских ракетах. Им стала компания «Главкосмос пусковые услуги», совместное предприятие АО «Главкосмос» (дочернее предприятие Роскосмоса) и ООО «Космотрас» (ранее проводил запуски на конверсионных ракетах «Днепр»). Новая компания занялась продвижением кластерных запусков малых спутников на ракетах «Союз». Именно она организовала запуск 72 космических аппаратов 14 июля прошлого года.

Согласно официальному пресс-релизу «Главкосмоса», запуск прошел полностью успешно. Однако некоторые клиенты заподозрили, что потеря их спутников связана с внешним воздействием. Разработчики спутника «Маяк» провели собственное расследование, в котором предположили, что спутник мог погибнуть из-за попадания на него гидразина.

9 марта журнал SpaceNews опубликовал информацию о том, что американская компания Astro Digital смогла получить страховку за потерю своих спутников. Она предоставила страховой компании документы, доказывающие, что спутники были утеряны в результате некорректной работы разгонного блока «Фрегат», а не из-за ошибок в их разработке. Юридические обязательства сторон не позволяют им т разглашать подробности. Однако по информации, полученной через третью сторону, SpaceNews утверждает, что Astro Digital предоставила страховщику телеметрическую информацию с разгонного блока, полученную от «Главкосмоса». Согласно этим документам, на одном из двигателей управления ориентацией разгонного блока «Фрегат» возникла нештатная ситуация. Двигатель не включился, вместо этого выбросив в космос гидразин. Когда второй двигатель запустился, горючее взорвалось, что привело к повреждению одного из контейнеров с микроспутниками.

SpaceNews обратился за комментарием в «Главкосмос», но пресс-секретарь компании Тамара Гуляева снова опровергла нештатную работу ракеты и разгонного блока при запуске.

Эта история может иметь крайне негативные последствия для дальнейшей деятельности «Главкосмоса». Можно предположить, что Astro Digital получила телеметрическую информацию с «Фрегата» благодаря связям основателя этой компании Михаила Кокорича в Роскосмосе. Если другие клиенты этого не добились, они не получили страховку, и, следовательно, теперь имеют полное право обратиться с иском против «Главкосмоса». Даже если они откажутся от судебных претензий, или если «Главкосмос» все-таки предоставил им необходимые документы, что маловероятно, «Главкосмос» уже получил информацию оператора, который лжет и скрывает информацию о нештатных ситуациях, возникших при выведении.

Илон Маск уточнил дату начала испытаний корабля BFR

В воскресенье 11 марта основатель компании SpaceX Илон Маск выступил на развлекательной конференции SXSW в Техасе. В его ответах почти не было новой информации, но несколько деталей все-таки можно выделить. По словам Маска, проект сверхтяжелой ракетной системы BFR «быстро эволюционирует» в ходе разработки. Он также сделал поправку на свой обычный оптимизм и предположил, что первые короткие полеты корабля BFS (т.е. второй ступени ракеты) начнутся в первой половине 2019 года. Как уже предполагалось ранее, вероятно, испытания будут напоминать прыжки «Кузнечика» (Grasshopper) – испытательного аппарата, на котором отрабатывалась технология мягкой посадки ракеты Falcon 9.

Наконец, по словам Маска, целевой показатель стоимости одного полета BFR в космос– 5-6 млн долларов. Это меньше, чем стоимость пуска Falcon 1.

Космическая лента

Обсудить

5 марта помощник директора НАСА по пилотируемым полетам Уильям Герстенмайер рассказал о результатах встреч с представителями других космических агентств на Втором международном форуме по освоению космоса (ISEF2), который прошел на прошлой неделе в Токио.

С 2017 года НАСА прорабатывает концепцию лунной орбитальной станции, которая сначала называлась Deep Space Gateway (DSG), а теперь – Lunar Orbital Platform – Gateway (LOP-G). Название изменилось после того, как американское космическое агентство отложило полет на Марс и объявило о планах высадить человека на Луну в конце 2020-х годов (и, таким образом, скрывать связь с Луной в названии станции стало бессмысленно).

По словам Герстнеймайера, в сотрудничестве по этому проекту заинтересованы не только традиционные партнеры по МКС, но и другие страны, причем они предлагают различные варианты участия. Европейское и японское космические агентства выражают желание заняться разработкой систем жизнеобеспечения для будущей станции. С другой стороны, НАСА хочет самостоятельно контролировать разработку этой системы. Поэтому механизм взаимодействия и сотрудничества им еще предстоит определить.

Второе направление, вызывающее всеобщий интерес – доставка грузов на поверхность Луны. НАСА в ближайшем будущем планирует профинансировать разработку малых посадочных аппаратов частными компаниями, а в более отдаленной перспективе агентству потребуются тяжелые посадочные платформы, в т.ч. способные доставлять на Луну астронавтов и возвращать их затем на орбиту. Пока что НАСА не сформировало требования к таким пилотируемым аппаратам. Герстенмайер отметил, что посадочные модули экспедиций по программе «Аполлон» не подошли бы под современные требования НАСА по безопасности. Поэтому маленькие посадочные платформы первого этапа будут использованы, кроме прочего, чтобы лучше понять, какие требования ставить перед разработчиками пилотируемых платформ.

НАСА также занимается разработкой стандартов техники, предназначенной для дальнего космоса. 5 марта НАСА объявило о разработке предварительного варианта стандартов в области авионики, связи, систем жизнеобеспечения, систем обеспечения температурного режима и роботизированных систем. Эти предложения по стандартам были представлены международным партнерам НАСА на форуме в Токио.

Герстенмайер не упоминал Россию, но, как известно, Роскосмос предложил разработать для LOP-G шлюзовой модуль и, опционально, один жилой модуль. После 2028 года также должна заработать транспортная система, состоящая из российской сверхтяжелой ракеты и корабля ПТК НП «Федерация», хотя эти планы и сложно воспринимать без скепсиса.

НАСА будет непросто найти место для всех потенциальных партнеров. «Проблема заключается в том, что интерес международных партнеров к Лунной орбитальной платформе превышает объем возможностей для их участия». – заявил Герстенмайер. – «Поэтому мы откроем «пространство для торга», что определить, желают партнеры внести свой вклад в транспортную систему или в посадочные технологии».

Еще одна проблем – это беспокойство партнеров НАСА относительно стабильности американской космической политики. В последние десятилетия направление работы НАСА неоднократно менялось, и другие космические агентства не уверены, что это не случится вновь.

Концепция DSG/LOP-G стала первой за последние десятилетия попыткой перевести пилотируемую космонавтику на новый этап развития, и она подсвечивает сразу несколько проблем. Во-первых, пока план НАСА проработан очень плохо. Окололунная станция не даст никаких принципиальных преимуществ по сравнению с МКС: да, она позволит изучить биологические проблемы жизни в открытом космосе, но на этом всё. Высадка людей на поверхность Луны – это интересно, но, опять же, не даст ничего нового. В программе НАСА нет внятной долгосрочной цели, которая бы придавала смысл всем усилиям.

Во-вторых, LOP-G хорошо демонстрирует, что космонавтика становится более сложной и многомерной. Никто не может охватить все направления космонавтики самостоятельно. В связи с этим показательна политика частной компании SpaceX, которая объявила, что планирует заниматься в первую очередь космической транспортировкой, а не чем-то еще. НАСА, возможно, пока этого не ощущает, но Роскосмос уже столкнулся с усложнением космонавтики. После раздвижения границ пилотируемых полетов с низкой орбиты Земли до Луны Россия потеряет независимость в сфере космического транспорта и будет вынуждена полагаться на американцев.

В этом, конечно, нет ничего приятного, но в действительности мы имеем дело с объективным развитием событий. Если в Средневековье изоляция страны не являлась для нее катастрофой, то в XXI веке экономика ни одной из стран мира (да, включая КНДР) не является самодостаточной. Аналогичным образом можно рассмотреть отдельную отрасль: пока космонавтика была примитивной, каждая отдельная космическая держава могла решать все космические задачи. Но по мере расширения списка этих задач и их усложнения, вне зависимости от наших желаний, между странами появится разделение труда.

Пытаться бороться со следствием прогресса можно, но это потребует больших ресурсов, а в результате лишь отсрочит неизбежное. Гораздо логичнее не рассматривать ситуацию как проблему, а изменить подход, чтобы занять одну из только намечающихся ниш в космонавтике и в дальнейшем обеспечить место национальным компаниям при освоении космоса.

Если придерживаться этого подхода, то идея любой ценой вписаться в американскую программу теряет смысл. Вместо этого нужно использовать возможности, которые дает американская окололунная станция, для развития собственной программы. Один из вариантов такой программы – полноценная база на Луне. Она потребует разработки технологий жизнеобеспечения и защиты от радиации, которые будут значительно отличаться от технологий, применяемых в открытом космосе. С учетом того, что систему транспортировки до орбиты Луны разрабатывать не надо, космические агентства, объединившиеся для этой задачи, могли бы сосредоточиться в первую очередь на создании и отработке модулей базы, электростанции, скафандров и т.д. И не было бы ничего страшного в отсутствии полностью независимой транспортной инфраструктуры. НАСА в своей деятельности на Луне пришлось бы опираться на инфраструктуру стран-партнеров точно так же, как они опирались бы на возможности НАСА при полетах с Земли на орбитальную станцию у Луны.

Космическая лента

Обсудить

Запуск тяжелого базового модуля Tianhe («Гармония небес») китайской орбитальной станции назначен на 2020 год. Об этом объявил главный конструктор пилотируемой программы Китая Чжоу Цзяньпин. Конструктивно станция будет напоминать советско-российский «Мир»: базовый модуль будет включать шарообразный узловой отсек, к которому можно будет пристыковывать дополнительные модули.

После 2020 года к новой станции еще в одномодульном варианте отправятся сначала грузовой, а затем пилотируемый корабли. В 2022 году должны быть запущены и пристыкованы к базовому блоку два лабораторных модуля Wentian («В поисках небес») и Mengtian («Мечтая о небесах»). Кроме того, планируется отправить к станции отдельный отсек с мощным телескопом высокого разрешения с диаметром зеркала 1-2 м.

В процессе постройки станции Китай будет отрабатывать технологию работы космонавтов в открытом космосе. Для этого уже началась разработка новой модели скафандра. На станции постоянно будут находится три космонавта, но в момент смены экипажа на ней будут жить и работать шесть человек.

Ранее предполагалось, что первый модуль китайской станции будет запущен в 2018 году. Затем запуск был перенесен на 2019, а теперь и на 2020 год.

Масса модулей новой космической станции будет составлять около 20 т, поэтому для их выведения на орбиту Китай будет использовать новую тяжелую ракету CZ-5 (Changzheng-5, LM-5, «Великий поход-5»): ее грузоподъемность на орбиту высотой 200 км составляет около 25 т. Китайская станция будет находиться на орбите высотой около 350 км.

Эксплуатация CZ-5 началась 3 ноября 2016 года с успешного запуска спутника связи Shijian 17, однако второй пуск 2 июля 2017 года завершился аварией. Эта неудача оказала большое влияние на китайскую космическую программу. Запуск автоматической межпланетной станции для доставки образца грунта с Луны, ранее намеченный на конец 2017 года, теперь сдвинулся на 2019 год. Несомненно, сдвиги в пилотируемой программе также частично связаны с прошлогодней аварией.

Ссылка: tass.ru

Обсудить

Японская автоматическая межпланетная станция «Хаябуса-2» (Hayabusa 2) передала на Землю первый снимок астероида (162173) Рюгу (1999 JU3). «Хаябуса-2» была запущена 30 ноября 2014 года. Ее задача – извлечение образца грунта с поверхности астероида и возвращение его на Землю для исследования.

Сейчас расстояние от станции до астероида составляет менее 3 млн км. «Хаябуса-2» должна прибыть к астероиду между 21 июня и 5 июля. Образцы породы будут отбираться до июля 2019 года. На ноябрь-декабрь 2019 года запланирован отлет с астероида, а на Землю, если все пойдет по плану, капсула с образцами попадет в 2020 году.

Ссылка: jaxa.jp

Обсудить

В 2009 году Рособоронэкспорт и Министерство информации Республики Ангола заключили контракт на разработку и запуск спутника связи, а также на постройку центра управления полетом, создание другой инфраструктуры и обучение ангольских специалистов работе со спутником. С российской стороны работа над космическим аппаратом была поручена РКК «Энергия». 85% стоимости контракта было оплачено из средств кредита на сумму $278,46 млн, предоставленного Росэксимбанком, ВЭБ, ВТБ и др. под гарантии правительства России. Стоимость космического аппарата составляет $252,5 млн.

В новейшей истории «Энергии» есть определенный опыт создания спутников прикладного назначения. В конце 1990-х компания разработала «Ямал-100», который стал первым российским геостационарным спутником на негерметичной платформе. Он был запущен в 1999 году и проработал 10 лет из 12,5 запланированных. Это очень хороший результат с учетом того, что ранее российские спутники работали не более нескольких лет. Более новые разработки оказались менее успешными. Например, спутник дистанционного зондирования Земли EgyptSat-2, запущенный весной 2014 года, проработал около одного года, и обстоятельства его потери не были внятно объяснены.

Согласно контракту, запуск AngoSat-1 должен был состояться до конца 2016 года. Активная работа над космическим аппаратом началась в 2012 году. Технический проект был готов к маю 2015 года.

Центр управления полетом AngoSat-1 в Анголе
Центр управления в Анголе

Для постройки AngoSat-1 была использована модернизированная версия платформы USP, корнями уходящая к от «Ямалу». В качестве поставщика рабочей аппаратуры выступила европейская компания Airbus Defence and Space. Полезная нагрузка была разработана и произведена на предприятии Airbus в британском Портсмуте.

Масса спутника Angosat-1 в заправленном состоянии составляет 1,65 т. Предназначенная для него орбитальная позиция – 14,5° в. д. Планируемый срок службы – 15 лет. Полезную нагрузку составляют 16 транспондеров C-диапазона и 6 транспондеров Ku-диапазона (по 72 МГц, в сумме – 1584 МГц). Зона обслуживания C-диапазона должна была включать в себя всю Африку, в нее также попадала Западная и Центральная Европа. В Ku-диапазоне спутник должен обслуживать Анголу и соседние с ней страны вплоть до ЮАР на юге.

Маршевая двигательная установка спутника является электрореактивной и состоит из восьми плазменных двигателей СПД-70 производства ОКБ «Факел». Потребляемая мощность одного двигателя – 0,66 кВт, суммарная максимальная тяга двигателей – 0,32 Н. Питание бортовых систем проводится по трем шинам с напряжением 28, 50 и 100 Вольт. Российская аппаратура традиционно работает на 28 В, но для полезной нагрузки и электрореактивных двигателей требуется питание по 50/100-вольтовым шинам.

На спутнике установлен блок литий-ионных аккумуляторных батарей 22x2ЛИ-85 производства ПАО «Сатурн» номинальным напряжением 80 В и энергоемкостью 16,8 кВт*ч. Новый модуль контроля и управления, обеспечивающий выравнивание напряжения на всех элементах аккумуляторной батареи, по заказу ПАО «Сатурн» разработал НИИ автоматики и электромеханики ТУСУРа. Аппаратура регулирования и контроля и аппаратура питания и управления системы энергоснабжения спутника разработаны московским АО «Авэкс». Именно это устройство раздают энергию на три шины питания с разным напряжением.

Изначально для запуска планировалось использовать принадлежащие «Энергии» комплекс «Морской старт» и украинскую ракету «Зенит». От этого плана отказались после того, как производство «Зенитов» в 2014 году было заморожено. В течение 2015 года представители РКК «Энергия» говорили, что спутник будет запущен на тяжелой «Ангаре-А5», но эти планы не сбылись. Производство «Ангары» не налажено до сих пор, а просрочки с запуском «Ангосата» грозили российской стороне штрафами. Выход удалось найти благодаря переносу космического телескопа «Спектр-РГ» с «Зенита» на «Протон-М». Находящийся на хранении уже готовый «Зенит» освободился для запуска ангольского спутника. Обойти политические проблемы позволило участие частной компании S7 Space в качестве оператора космического запуска.

Пуск ракеты «Зенит-3SLБФ» со стартовой площадки 45/1 на Байконуре со спутником AngoSat-1 состоялся 26 декабря 2017 года в 22:00 мск. Запуск был признан успешным. Спутник оказался на запланированной орбите, которая выше геостационарной орбиты в среднем на 200 км (177-329 км в зависимости от орбитального положения аппарата). После выведения спутник оказался восточнее точки стояния и начал медленный дрифт на запад со скоростью 3,2°/сутки. Предполагалось, что в начале января при приближении к 14,5° в. д. он задействует двигатели, чтобы снизить орбиту на 200 км и попасть в точку стояния на ГСО.

Утром 27 декабря информационные агентства сообщили о потере связи со спутником. Обмен информацией с Землей прекратился после построения ориентации на этапе раскрытия солнечных батарей. Вечером 28 декабря появились сообщения о восстановлении связи, и 29 декабря РКК «Энергия» выпустила официальный пресс-релиз, в котором подтвердила эту информацию и сообщила о нормальной работе всех бортовых систем аппарата.

По неподтвержденной информации, связь со спутником AngoSat-1 была потеряна во второй раз еще до Нового года. Она снова была восстановлена, но 7 января во время попытки включить двигательную установку спутник вновь перестал отвечать. Неизвестно, вышел ли спутник на связь после этого, но 15 января в специальном пресс-релизе РКК «Энергия» сообщила, что AngoSat-1, продолжая двигаться на запад, покинул зону видимости Центра управления полетами в Королеве. Он вернется в нее в середине апреля, обогнув земной шар.

Официально космический аппарат не признан потерянным и до сих пор находится на стадии летных испытаний перед сдачей заказчику. Однако пока ситуация выглядит так, будто на спутнике штатно работают только базовые бортовые системы, питаемые по шине с напряжением 28 В. Если задействовать 100-вольтовую шину так и не удастся, аппарат не сможет достичь точки стояния, да и имеющейся энергии в любом случае не хватит для питания транспондеров.

Возможность того, что восстановить работоспособность аппарата удастся, все еще остается, хотя шансов на это мало. AngoSat-1 был застрахован на $121 млн. Если Ангола не откажется от услуг России, и РКК «Энергия» возьмется за постройку нового спутника на замену первому, страховые деньги позволят частично окупить производство нового спутника. В то же время, деньги не вернут потраченное на проект время и никак не помогут спасти окончательно уничтоженную репутацию российского спутникостроения.

AngoSat-1 оставался последним зарубежным заказом для российской спутникостроительной отрасли в последние годы. Ниже приведена таблица спутников, сделанных в России для иностранных заказчиков за последние 10 лет.

СпутникРазработчикЗаказчикЗапускСтатус
KazSat-1 ГКНПЦ им. Хруничева Казахстан 18.06.2006 потерян в 2008 году
KazSat-2 ГКНПЦ им. Хруничева Казахстан 16.07.2011 активен
Amos-5 ИСС им. Решетнева Spacecom, Израиль 11.12.2011 сбои с 2012 года, потеря связи 21.11.2015
БКА ВНИИЭМ Беларусь 22.07.2012 активен
Telkom-3 ИСС им. Решетнева Telkom, Индонезия 6.08.2012 авария разгонного блока «Бриз-М»
EgyptSat-2 РКК «Энергия» Египет 16.04.2014 потерян 14.04.2015
KazSat-3 ИСС им. Решетнева Казахстан 28.04.2014 активен
AngoSat-1 РКК «Энергия» Ангола 26.12.2017 статус неизвестен

Можно заметить, что эта статистика значительно хуже, чем у серийных спутников, разрабатываемых по госзаказу. Уже сейчас очевидно, что в спутнике AngoSat-1 сбой дала аппаратура, не имеющая летной квалификации – возможно, это блок регулирования и контроля системы энергоснабжения, но точный ответ даст только проведенное расследование. По сходным причинам был потерян израильский спутник Amos 5. В нем была использована схема бортовой кабельной сети, не имеющая длительной летной истории. Вскоре после запуска начались отказы в блоках питания, которые в конечном итоге и привели к потере спутника.

Инженеры ИСС им. Решетнева сделали выводы и больше таких ошибок не допускали, но выводы сделал и заказчик – спутник Amos 6 был создан уже без участия России (правда, ему не повезло, и он погиб при взрыве Falcon 9 в сентябре 2016 года). Аналогично поступила индонезийская компания Telkom, заказавшая спутник Telkom-3S у европейской Thales Alenia Space. Из стран постсоветского пространства от сотрудничества с предприятиями Роскосмоса отказались Азербайджан (Orbital ATK) и Туркменистан (Thales Alenia Space). Новых зарубежных заказов у российских предприятий сейчас нет и, учитывая тенденции, вряд ли они появятся в обозримой перспективе.

Переломить ситуацию, в теории, можно, но для этого усилий одного Роскосмоса будет не достаточно. Во-первых, уже понятно, что стендовые испытания, проводимые на российских предприятиях, не позволяют выявить все ошибки и проблемы. Ужесточать процедуры испытаний можно, но гарантии надежности это не даст. Вместо этого следует изменить подход к проектированию, чтобы не допускать использования оборудования, не имеющего летной квалификации, при выполнении важных заказов – да и в остальных случаях оно должно по возможности дублироваться испытанными схемами. Во-вторых, государство должно активно заняться продвижением российской спутникостроительной отрасли на рынках развивающихся стран, т.е. в Африке и юго-восточной Азии. Помочь могли бы, как в случае с Анголой, кредиты государственных банков, покрывающие до 100% стоимости заказа. Аналогичным образом сейчас свои спутники продвигает Китай. В-третьих, самим предприятиям следует активнее продвигать свои разработки за границей.

Космическая лента

Обсудить